14 марта 2018 09:02

Зачем Lenta.ru пытается обелить первого президента Кыргызстана?

12 марта Lenta.ru опубликовала пространные воспоминания российского журналиста Игоря Ротаря "Великая урючная революция, или За что боролся и на что напоролся первый президент Киргизии".

Публикация приурочена к 13-летней давности мартовским антиправительственным выступлениям, приведшим к "тюльпановой революции" 24 марта 2005 года и свержению Аскара Акаева.

Абсолютно "некруглая" дата события, а главное, содержание публикации и стиль изложения наводят на мысль о явно заказном ее характере. Думать так вынуждает и то, что статьи, интервью, воспоминания подобного рода периодически появляются в российских СМИ, независимо, есть к этому повод или нет. Цель у всех публикаций одна - откровенная попытка обелить, возвести на трон "безвинно пострадавшего" первого президента Кыргызстана. При этом для построения доказательной базы в ход идут слишком узнаваемые, донельзя заезженные приемы - передергивание фактов, попытка поставить все с ног на голову, откровенная ложь в расчете на наивность и неосведомленность читателя, а также на то, что многое за истекшие 13 лет поросло травой забвения.

Скажем, в начале публикации такой пассаж: "После свержения Аскара Акаева Киргизия на долгие годы погрязла в борьбе за власть, бесконечных переворотах и анархии".

Трудно сказать, о каких это бесконечных переворотах повествует Ротарь. Нам, живущим все эти годы в республике, известен лишь один переворот - 7 апреля 2010 года, свергнувший с престола второго президента Курманбека Бакиева.

Что же касается борьбы за власть, то главным ее основателем и организатором стал в Кыргызстане не кто иной, как сам Акаев. За более чем 14 лет нахождения во власти он проявил себя как руководитель, сидящий не на своем месте. История показывает, что только такие руководители боятся рядом с собой людей ярких, неординарных, самостоятельно мыслящих, независимых. Стоило, к примеру, таким личностям, как Феликс Кулов или Амангельды Муралиев, завоевать в глазах широкой общественности авторитет, как Акаев их тут же постарался задвинуть в тень. Кулова же вообще, как наиболее вероятного и опасного конкурента в борьбе за пост президента, послушные президенту суды упекли на длительный срок за решетку. Примечательно, что едва свергнутый Акаев бежал из страны, Кулов без всякого суда и следствия был в тот же день освобожден из мест заключения.

Зато Акаев очень любил в своем окружении бесхребетных соглашателей, подхалимов и лизоблюдов, восхвалявших мудрость и гениальность своего патрона. С ними ему было комфортно и удобно. Они были ему не страшны.

А чем, как не циничным и аморальным стремлением удержаться у власти любой ценой, можно объяснить проведенные по инициативе Акаева четыре всенародных референдума по внесению изменений в Конституцию страны. И все четыре очень серьезные переделки были направлены на укрепление личной власти президента. Ну а как проводились референдумы и как при этом вело себя "голосующее стадо" электората, думается, объяснять не нужно.

К вопросу о Кыргызстане как о глубочайшей провинции

По признанию журналиста, его знакомство с Акаевым произошло в начале 90-х. На пресс-конференции в Москве президент среди прочего рассказывал о великолепном положении русскоязычных в республике, хотя уже тогда шла их массовая миграция. Ротарь поведал в отчете, что слова Акаева находятся в несоответствии с действительностью. На следующий день автору позвонили из посольства Кыргызстана и пригласили на встречу с Акаевым на подмосковную дачу.

В ходе встречи Акаев заявил собеседнику, что Кыргызстан - глубочайшая провинция, народу очень не хватает знаний и что он вынашивает идею привлечь в республику специалистов из России, Европы и США.

Надо сказать, что многие кыргызстанцы сетовали на то, что после окончания средней школы и поступления в ленинградский институт Акаев 17 лет прожил в городе на Неве. За эти годы он изрядно утратил связи с республикой и ее народом. И все же вряд ли этот глубоко образованный и серьезный ученый мог в тот период с таким пренебрежением отзываться о своей малой родине и считать ее глубочайшей провинцией. А как в таком случае быть с писателем всепланетарного масштаба, как Чингиз Айтматов, с такими крупными явлениями, как киргизское кино и киргизский балет? Да и по численности людей со средним, средним специальным и высшим образованием Кыргызстан не очень сильно уступал ряду развитых стран Европы, Азии, Америки. Кстати, когда Акаева в октябре 1990 года избрали первым президентом Кыргызстана, республика по уровню экономического развития и благосостояния граждан входила в золотую середину 15 союзных республик-сестер и считалась аграрно-промышленной. А вот после 14 с лишним лет правления страной президента Акаева Кыргызстан, действительно, скатился на предпоследнее среди бывших республик Союза место, его перестали причислять к числу промышленных стран и он все чаще стал фигурировать рядом со слаборазвитыми странами Африки.

Таковы реальные результаты борьбы президента Акаева за создание идеальной страны типа "среднеазиатской Швейцарии" или, на худой конец, второй Малайзии, Турции.

К вопросу о максимально комфортных условиях для иностранного капитала и вхождения Кыргызстана в мировой рынок

Аскар Акаев, вещает далее автор, пытался создать в республике максимально комфортные условия для иностранного капитала и таким образом "протолкнуть" республику на мировой рынок. О серьезности этих намерений свидетельствовало, например, то, что крупнейшее золотоносное месторождение Кумтор было отдано на разработку канадской компании.

По поводу того, как, с чьего ведома и на каких условиях крупнейшее в Кыргызстане месторождение золота было отдано то ли на откуп, то ли на разграбление, то ли во владение канадской компании "Камеко", споры, разногласия и разборки ведутся все годы с момента ее появления на нашей земле. Неясностей, загадок, вопросов, что поимела и что имеет республика от этого сотрудничества, с той поры не уменьшается. И у граждан республики есть серьезные основания полагать, что первый президент далеко не бескорыстно проявил благосклонность именно к этой компании, услужливо подсказанной ему небезызвестным предпринимателем Борисом Бирштейном.

Что же касается комфортных условий для иностранного капитала, то тут, пожалуй, лучше всего прислушаться к сетованиям зарубежных предпринимателей на то, что власть предержащие чиновники, еще ровным счетом ничего не сделав для взаимного сотрудничества, первым делом требуют взятку в размере 10% от стоимости затеваемого проекта. Именно по этой причине южнокорейские промышленники отказались от создания совместного автозавода в Токмаке и заключили соглашение с Узбекистаном.

Ну а о том, как и с чем Кыргызстан все эти годы ходит по мировому рынку, лучше всего говорят данные о ежегодных размерах экспорта и импорта нашей страны.

О благих помыслах и начинаниях слишком мягкого лидера

Ротарь не скрывает своего сочувствия к первому президенту, который в силу своей интеллигентности, блестящей эрудиции, мягкости характера резко выделялся на фоне коллег-соотечественников. Его благие помыслы и начинания плохо приживались в местном "климате". Он просто не мог в одночасье изменить свой народ.

Изредка, наскоками бывавший в республике и еще реже встречавшийся с Акаевым, российский журналист мог оказаться в плену личного обаяния. Но вот что думают о первом президенте люди, знавшие его гораздо лучше, соприкасавшиеся с ним в разные годы жизни.

Размышляя о причинах апрельской революции, известный в республике банкир Муратбек Мукашев в мае 2010 года писал:

- В том, что сегодня наша республика оказалась в таком бедственном положении, повинен и первый президент. Именно он заложил семейно-клановую систему правления и разграбления страны. По его вине угрожающих размеров достигла коррупция, зародился авторитаризм, была изуродована и извращена Конституция, укоренилась вседозволенность и безответственность бюрократического аппарата и бесправие народных масс, стали государственной политикой рейдерские захваты собственности.

 

…В первые годы мы только разрушали созданное и построенное за период советской власти, а что не разрушили, то разворовали.

А вот мнение известного общественного деятеля, экс-вице-премьер-министра и постпреда КР в ЕврАзЭС Базарбая Мамбетова. По следам "тюльпановой революции", в первых числах апреля 2005 года он писал:

- Как ни горько, но надо признать, что почти 15 лет правления страной А. Акаева были временем повального пофигизма на всех уровнях, временем беззастенчивой имитации позитивных результатов посредством манипуляции цифрами, общественным сознанием. Годами серое выдавалось за белое. Прожитые годы оказались для целого народа потерянными. Большинство людей, не имея постоянной работы, потеряли главное - человеческое достоинство. Мародерство, массовые грабежи, скотокрадство, пьянство и самоубийства - результат этого. Население долго ждало, а затем потеряло надежду на то, что будет какая-то помощь от власти.

Бессребреник с руками, не запятнанными кровью?

Журналист утверждает, что сам Акаев был бессребреником, но вот вокруг воровали все, включая его родственников. И в самый критический момент он не отдал приказ стрелять в толпу и попросту сбежал в Москву, сохранив руки не запятнанными кровью.

Удивительно, но пишет это журналист, который должен, хотя бы по долгу службы, знать, сколько всего накопала солидная комиссия после бегства из республики первого президента и его разветвленного семейного клана.

Самый простой пример. Бежал Акаев из своего служебного кабинета столь поспешно, что оставил впопыхах рабочий блокнот, на одной из страниц которого сохранилась его собственноручная запись: "Вечерний Бишкек" - $17 тыс. (выкуп акций Карабекова и К) через Б. Джанузакова". Запись, свидетельствующая, что в неправедном деле приобретения самой тиражной на тот момент газеты был напрямую замешан и сам глава государства.

Ротарь может и не знать, но кыргызстанцам хорошо известно, с каким имущественным багажом Акаев пришел к власти в октябре 1990 года и чем обладала его семья через 14 лет президентства. Неужели все это было нажито трудом их зятя Адиля Тойгонбаева? Ведь все эти годы президент Акаев беззастенчиво врал с самых высоких трибун, убеждая иностранных журналистов и политиков, что бизнесом в стране занимается исключительно один его зять, остальные члены семьи к этому не причастны.

Что же касается отказа стрелять в людей, штурмовавших 24 марта "Белый дом", то еще неизвестно, как бы повел себя президент, не будь аксыйских событий 17-18 марта 2002 года, когда близ села Бозпиек была расстреляна мирная демонстрация и погибли шесть молодых мужчин. Отголоски тех трагических событий долго будоражили республику и к марту 2005 года в республике окончательно не улеглись.

Так что далеко не все в Кыргызстане считают, что первому президенту удалось сохранить свои руки не запятнанными в крови своих сограждан.

В заключение замечу, что, как показывает история, 13 лет - срок слишком незначительный, чтобы история, а тем более современники могли вынести объективный вердикт.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад