15 октября 2018 14:45

Кыргызстану не нужны полпреды и акимы — интервью с лидером фракции РАЖ

Мы поговорили с нардепом о делах фракции за четыре года, лидере партии Омурбеке Бабанове и парламенте.

— Жыргалбек Куручбекович, каково быть лидером фракции? Вы чувствуете разницу между вами и рядовым депутатом?

— Оказалось, что работа лидера фракции очень ответственная. Моя главная цель сейчас — объединить 27 депутатов и работать с ними как единый орган. Разница в том, что по сравнению с рядовым депутатом на лидере больше ответственности.

— Есть такое мнение, что Руслана Казакбаева кто-то вынудил уйти с поста лидера фракции. Что произошло на самом деле?

— Я не поддерживаю такое мнение. Фракция — коллегиальное объединение. Один человек не может кого-то убрать или назначить. Руслан Айтбаевич работал хорошо. Кроме меня, было 2-3 претендента на этот пост. Проходили консультации, и на их основе из 28 членов фракции 22 депутата поддержали мою кандидатуру.

— Говорят, что вы пришли в Жогорку Кенеш прямиком из бизнеса.

— До того как стать депутатом, я два года работал генеральным директором ОАО "Востокэлектро", которое обслуживает Нарынскую и Иссык-Кульскую области. Думаю, что накопил опыт государственной службы, взаимодействуя с губернаторами двух областей.

— Сейчас идут разговоры о повышении тарифов. Ваше мнение на этот счет?

— Правительство нуждается в поднятии тарифов. Предприятия системы электроэнергетики работают себе в убыток. Вы сами хорошо знаете, что в Кыргызстане самые низкие тарифы по Средней Азии. Но перед тем как повысить цены на электроэнергию, надо поднимать зарплаты. Например, жители высокогорных регионов, где суровые условия жизни, просят, чтобы лимит в 700 киловатт-часов подняли до 1500-2000. Этот вопрос надо обстоятельно рассмотреть.

Недавно я узнал, что хотят, чтобы с 2019 года вопрос о тарифах рассматривали энергетики. Ранее тарифную политику контролировал Жогорку Кенеш, но депутаты V созыва передали контроль правительству. У нас эта отрасль стала очень политизированной. В других странах ее рассматривают только с хозяйственной стороны.

— Вас сравнивают с Омурбеком Бабановым, говорят, что вы похожи. Как вы на это смотрите?

— Не знаю, я такое не слышал. Если и так, то, наверное, мы схожи энергичностью и работоспособностью.

— Недавно на заседании парламента депутат Табалды Тиллаев просил прокуратуру быстрее рассмотреть дело Омурбека Бабанова. Говорит ли это о том, что Бабанов в скором времени может вернуться в страну?

— Думаю, как депутат и однопартиец Тиллаев задал правильный вопрос. Табалды Гапырович сказал, что об этом просят все однопартийцы. Он спросил просто для уточнения. А о том, вернется ли или нет Омурбек Токтогулович, ничего сказать не могу, потому что сейчас у меня с ним связи нет.

— Бабанов перед выборами встретился с казахстанским президентом, чем вызвал недовольство общества. Это было решение партии?

— Я думаю, что это было его решение. С однопартийцами он не советовался.

— Вы пришли в Жогорку Кенеш в результате тандема двух партий. А на выборы 2020 года также пойдете вместе?

— До выборов будем вместе работать в парламенте, а там покажет время. Этот вопрос будет решаться политсоветом после съезда партии. А пока мы в согласии работаем в одной фракции.

— И все-таки ваша фракция создана Бабановым и Камчыбеком Ташиевым. А вы с кем пришли?

— Я пришел с Бабановым как член партии "Республика".

— Известно, что вы вошли в коалицию и Алтынай Омурбекова стала вице-премьером. Не собираетесь требовать увеличения министерской квоты?

— Разговоры о квоте — это разговоры внутри партии. Такого юридического понятия не существует. Если Алтынай Сейитбековна будет работать на этой должности два года, думаю, она добьется хороших изменений. Для этого у нее есть и образование, и уровень. Кроме этого, от нашей фракции Болотбек Ибраимжанов стал председателем Государственной службы миграции. Мы будем продолжать выдвигать достойных однопартийцев в правительство, ведь наша цель — развитие страны, а для этого нужны достойные кадры.

— Как вы оцениваете себя и в общем парламент VI созыва?

— По моему мнению, нынешние депутаты Жогорку Кенеша работают хорошо. Мы делаем то, чего не было в истории. Например, генерального прокурора предлагает президент, а Жогорку Кенеш поддерживает его или нет. До этого не было такого, чтобы по предложению президента парламент увольнял с работы генерального прокурора. Мы рассмотрели его работу и приняли решение, что она неудовлетворительная. И с Сапаром Исаковым произошло то же самое.

— В свое время в обществе высказывались мнения, что отчет Сапара Исакова не был принят, а тот же отчет, представленный нынешним премьер-министром Мухамедкалыем Абылгазиевым, Жогорку Кенеш принял…

— Мы обращали внимание не на отчет Исакова, а на его ошибки. Тогда наша фракция была в коалиции меньшинства. Тогда три фракции, объединившись, провели собрание, на котором приняли решение, что допустивший крупные ошибки человек не может быть премьер-министром. Сапар Исаков допустил ошибки, от которых пострадал имидж страны. Например, компания Liglass оказалась мошеннической фирмой без средств. Какие деньги там сыграли роль, я не знаю. Проблема теплоэнергоцентрали, состояние проектов "Умный город", "Безопасный город"… Короче говоря, проблем много. Он допустил недостатки, а к ответственности не привлекался. Привел компанию, у которой нет денег, довел ее до президента, обманывал народ, депутатов, дошел до самоуправства. По "Кумтору", приносящему большой доход в экономику страны, не посоветовался с ЖК и самостоятельно поставил подпись под договором. Невозможно было на все это закрывать глаза и оставлять его в должности премьер-министра.

— Скажите, когда мы начнем развиваться?

— Президент тоже сейчас ставит это требование. И правительство старается. В этом вопросе решающий рычаг — система кадров. Для этого правительство должно привлекать хорошие кадры. Еще один вопрос — уменьшение расходов. Взять, к примеру, 2017 год, когда в республиканском бюджете было 135 миллиардов сомов, а 80 процентов из них потратили на зарплаты. 94 миллиарда тратится на расходы правительства, на внешние и внутренние долги мы отдали 14 миллиардов. У нас нет средств на развитие. Для этого правительство должно выделять финансы.

Скоро в Жогорку Кенеш поступит проект закона по изменению структуры правительства. Мы должны незамедлительно его рассмотреть. По моему мнению, надо сократить руководителей семи областей и 44 районов. Если премьер-министр станет напрямую работать с айыл окмоту, все местные проблемы напрямую будут идти до главы правительства. Сколько при этом  сэкономится денег! Я сейчас интересуюсь, сколько денег уходит из государственной казны на одного акима и губернатора. Есть еще более 400 айыл окмоту, их тоже надо сокращать.

— Вы считаете, что в таком случае мы начнем развиваться?

— Нам надо не боясь использовать опыт Грузии и Сингапура. Грузия тоже была одной из республик Советского Союза и за короткое время сделала большой скачок. Например, в их министерстве сельского хозяйства работало более 5 000 человек. Они уменьшили их количество до 800. И сокращенные чиновники не остались без работы, без средств к существованию. Нам тоже нужны такие изменения.

Назад