23 января 2019 16:31

Статус русского языка: мешает ли он развитию кыргызского?

Разговор на эту тему в этот раз затеял неугомонный Азимбек Бекназаров. Лишить русский язык статуса официального – одно из предложений, которое содержится в проекте по проведению конституционной реформы, подготовленном исполнительным комитетом «курултая общественных, политических и патриотических сил».

15 января в Бишкеке на встрече упомянутого оргкомитета Бекназаров сказал следующее: «Русский язык нужен нам. Но как один из языков международного значения. Чтобы мы могли им пользоваться, когда выезжаем за пределы страны. Он должен преподаваться с детского сада как иностранный наряду с английским языком. А статус должен быть у него как у языка ООН – международный, наравне с английским языком. Государственным должен оставаться кыргызский язык. Все делопроизводство должно вестись на кыргызском языке, мероприятия должны проходить на нем, и чиновники тоже должны выступать на кыргызском языке. Если не принять эти меры, кыргызы исчезнут».

В целом понятно (в том числе и любому не-эксперту), что пляски вокруг статуса русского языка в Кыргызстане никакой пользы не принесут никому. Развить кыргызский язык это не поможет, ускорить процесс перевода различных образовательных процессов на госязык – тоже. Просто потому, что тормозит развитие госязыка не статус русского, а отсутствие экономической независимости (четверть страны на заработках за рубежом, половина населения живет за счет поступлений от трудовых мигрантов) и низкое финансирование мощных госпроектов по развитию языка.

То есть, чтобы давать людям образование на кыргызском языке, на него для начала надо перевести мировую литературу, учебники (не только школьные, разумеется), методическую, научную литературу и бездну технической. И не просто перевести, а выполнить перевод на уровне, который соответствует той или иной теме. Однако на это нужны большие деньги (некоторые «доноры», охотно финансирующие провокации, на это раскошелиться не спешат), политическая воля, истинный патриотизм. А вот чтобы провоцировать нестабильность в обществе, ничего особого не нужно. Вот прямо так встал – и сказал. А что, у нас свобода слова.

Можно заставить чиновников заговорить на кыргызском языке, но нельзя популистскими методами заставить на нем заговорить науку и культуру. То есть, как выразился знаменитейший писатель-билингвист Мар Байджиев, «мыркотство - это все». Изменение статуса русского языка если что и принесет, так это осложнения отношений с Россией. Не обязательно, но возможно. И миллионной армии трудовых мигрантов такой расклад не понравится.

Руководители Общероссийской общественной организации «Кыргызский Конгресс» оперативно сделали обращение к участникам курултая, прозвучали такие строчки : “Теперь все соотечественники в России задаются вопросом: «Неужто, у политической элиты Кыргызстана не остались других проблем, кроме как лишить русского языка официального статуса?”

Прежде чем поднимать такие популистские вопросы, лучше бы поднимали экономику, создавали рабочие места, и когда появятся достаточно средств, легко и просто решаются вопросы культуры и языка.

Неужели, сегодня развитию экономики мешает русский язык? Наоборот около миллиона мигрантов с помощью русского языка зарабатывают себе на хлеб, кормят свои семьи, вносят огромный вклад в экономику страны. Россия стратегический партнер Кыргызстана, и членство республики в ЕАЭС дает свои преимущественные плоды для мигрантов”.

Но Азимбеку Бекназарову всегда было безразлично, что там достанется народу в результате его игр. Он – игрок харизматичный, на жертвах среди мирного населения не зацикливающийся. Цели у него свои, и покровители тоже. Гадать о том, какие именно, – дело неблагодарное. Главное – внимание к персоне обеспечено. Очень даже может быть, что этот мотив – привлечь к себе затухающее внимание – основной. Но зачем гадать, когда можно просто оценить ситуацию ретроспективно.

В прошлый раз в 2015 году с предложением убрать из Конституции статью, гарантирующую русскому языку официальный статус, выступил председатель Национальной комиссии по государственному языку Эгемберди Эрматов.

 Тогда казахский журнал «Vласть» провел свое исследование об истории этой инициативы. Выяснилось, что впервые вопрос целесообразности развития в стране официального языка подняла в 2011 году экс-президент Роза Отунбаева. Она предложила отказаться от обучения на русском языке, тем самым дав старт острой общественной дискуссии по языковому вопросу. Обсуждения и тогда разделили общество на две части.

Сама Роза Исаковна с этой инициативой сильно отступила, когда ознакомилась с реальным положением вещей по части литературы на кыргызском. Злые языки поговаривают, что высказывание Розы Исаковны было продиктовано, во-первых, покровителями из масонской ложи, во-вторых, сильной обидой на отсутствие явной и выраженной военной поддержки от России в 2010 году, когда на плечах Отунбаевой оказалась вся боль конфликта на юге страны. Понять ее можно, но поддержать уже сложнее. Нельзя лишать страну образования одним махом, даже от обиды, это методы Пол Пота. Ни к чему хорошему такое не приводит априори.

 «Конституцией установлено, что государственным языком в республике является кыргызский. В качестве официального используется русский. Народ выразил свою волю по этому поводу через референдум. Поэтому нет смысла порождать лишние дискуссии вокруг вопроса о языке. Действующее в Кыргызстане двуязычие – бесспорное достояние страны и одно из важнейших завоеваний нашего народа. Использование языкового вопроса в целях политической конъюнктуры недопустимо, спекуляции вокруг этой чувствительной материи чреваты негативными последствиями», - заявил тогда, в 2012 году, спикер парламента Асылбек Жээнбеков.

Сегодня он по столь острой теме не высказывается, хотя в народе его считают истинным руководителем страны, принимающим решения за брата. Сплетни сплетнями, а доказательств такому распределению ролей нет. Можно не сомневаться в том, что и не будет.

Между тем свою позицию по этому вопросу сам Сооронбай Жээнбеков высказал сразу после избрания президентом в 2017 году в интервью РИА Новости. «Русский язык имеет статус официального в Кыргызстане и сохранит его в дальнейшем», - заявил тогда иностранным журналистам Жээнбеков. 

«Это закреплено Конституцией. Русский язык – язык дружбы, один из языков ООН. Я сам учился в русской школе, и для меня русский язык стал окном в большой мир науки, знаний, литературы и искусства. Знание языков, в том числе русского, - самый короткий путь к развитию личности. Кыргызстанцы в идеале должны знать три, а в лучшем случае еще больше языков. Мир становится для них не таким глобальным и сложным для путешествий, получения образования. И к нам приезжает много иностранцев, туристов. Поэтому знание языков только обогащает жизнь человека», - сказал Жээнбеков.

Сегодня он никак не комментировал инициативу, озвученную Бекназаровым. Впрочем, наш президент вообще не очень часто что-либо комментирует.

 Скорее всего, инициатива будет спущена на тормозах. Русским языком в стране, по данным ряда исследований, владеют более 50 процентов населения. При этом по числу носителей – тех, для кого русский язык родной, он занимает третье место. За все время независимости республики отказ от русского языка поддерживали не более пяти процентов населения. Пока так.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад