19 февраля 2019 11:32

Почему мигранты спасают Москву от снега почти задаром

В ночь с 12 на 13 февраля в Москве выпала почти треть месячной нормы осадков. Этот снегопад побил рекорд суточной нормы за последние 140 лет.

Конечно, снегопад, да и любое другое серьезное ненастье — головная боль почти всех горожан. Но первыми на борьбу с его последствиями выходят дворники, в большинстве своем — мигранты из Центральной Азии. Правда, немногие понимают, в каких условиях приходится работать этим людям.

Проблемы дворников обостряются в Москве ежегодно с наступлением зимы. Они вынуждены работать намного больше положенных восьми часов в день, но при этом не получают за свой труд даже более-менее пристойной оплаты. Когда же люди начинают требовать положенные по закону деньги, им в ответ грозят депортацией и даже подают на них в суд.

По данным российских СМИ, одной только Москве требуется 50 тысяч дворников. Реально же не набирается и половины от этого числа: в городе на дворницкой работе задействованы примерно 22 тысячи человек.

Корреспондент «Ферганы» провела с дворниками две недели: во время работы, отдыха и даже на судебных слушаниях. Люди, имена которых мы по понятным причинам не называем, рассказали «Фергане», как организована их работа.

Мертвые души ожили перед комиссией

Еще несколько лет назад зарплата дворников зависела от размера участка, к которому их прикрепляли. Однако позже их перевели на фиксированный оклад, составляющий 22-23 тысячи рублей. Дворникам не показывают планы территорий, которые они должны убирать, а обозначают лишь периметр; площадь и местоположение убираемой территории определяет начальство. В дополнение к окладу дворнику могут доплачивать еще 9-10 тысяч — за уборку мусорных баков. При этом надо иметь в виду, что среди работников ЖКХ много «мертвых душ»: в бумагах написано, что район обслуживает, скажем, пять сотен человек, а в реальности — в два раза меньше.

— Нам дают задание, что сегодня мы, например, должны почистить такие-то дворы, — говорит дворник Каныбек (имя изменено. — Прим «Ферганы»). — Но когда сделаешь работу, оказывается, что это не все. Новые задания нам дают в течение всего дня. У нас, конечно, много вопросов. Например, почему по документам написано, что наш район должны чистить 30 дворников, а по факту нас работает всего 12? А когда должна нагрянуть комиссия с проверкой, вдруг появляются какие-то незнакомые люди и говорят, что они тоже дворники и тоже здесь работают. А мы их в первый раз видим. Могут сказать, что это наши проблемы. Но это не только наши проблемы: москвичи ведь оплачивают и работу тех, кого на самом деле здесь нет.

Согласно договору рабочий день дворника длится с восьми утра до пяти вечера — с часовым перерывом на обед. В реальности рабочий день у них начинается затемно, в 5-6 утра, потому что снег надо убрать, пока его не притоптали и он не превратился в наст. Заканчивают они также позже положенного. Например, во время снегопадов дворников постоянно перекидывают с участка на участок, потому что город должен быть чистым. В результате получается, что большинство дворников в Москве работают без выходных и на четыре-пять часов больше положенного.

За переработку дворникам положены дополнительные выплаты или премиальные, которые иной раз выходят в такую же сумму, как и их зарплаты. Согласно Трудовому кодексу в первые два часа переработки людям обязаны платить в полтора раза больше, чем платят по норме, а за все последующие часы — в два раза больше. Кроме того, дворников должны обеспечивать формой, обувью и инвентарем. Однако хватает районов, где дворники вынуждены сами покупать лопаты, цена которых варьируется от 400 до 1200 рублей. Что же касается дополнительных выплат, то их в договор не вносят, озвучивают устно.

— У меня по договору заработная плата составляет 19 700, но по факту я получаю 26 тысяч, — рассказывает Каныбек. — У других зарплаты — 21-22 тысячи рублей и еще от 3 до 10 тысяч — премиальные.

 
Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Глава профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов считает, что ГБУ «Жилищник» в целом работает лучше, чем те организации, с которыми они имели дело раньше.

— Раньше на этом рынке функционировали разные ООО, мигрантам заработную плату часто не платили вообще — и при этом нельзя было найти концов, — говорит Каримов. — Когда было учреждено ГБУ, зарплаты стали регулярнее. Но их размер все равно оставляет желать лучшего.

Второй вопрос, который волнует всех, — продолжительность рабочего дня мигранта.

— Официально рабочая неделя — 40 часов, но мигрантов, особенно во время снегопадов, часто просят дополнительно выйти на работу, — продолжает Каримов. — Проблема в том, что в России никто особенно не соблюдает Трудовой кодекс. Общий тренд в стране такой, что перерабатывают все. Даже на этом рынке есть конкуренция, так что лучше взять мигранта, которому сказал — и он сделал, не задавая лишних вопросов. В результате за ненормированный рабочий день мигрант получает 22 тысячи летом и 29 тысяч зимой.

Деньги за халтуру идут начальству

Единое Государственное бюджетное учреждение «Жилищник» было создано в Москве в 2013 году. В настоящее время город поделен на 126 районов, обслуживаемых «Жилищником». Доплаты за переработку, выплаты премиальных, выдача униформы и инвентаря зависят от конкретного директора ГБУ того или иного района.

О том, что зарплата дворников как минимум в два раза больше той, что люди получают по договорам, 14 февраля 2018 года заявил заместитель мэра Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков. По его словам, дворник получает 45 тысяч рублей (в 2013 году чиновник говорил, что зарплаты дворников, убирающих территорию в 800 квадратных метров, составляют 25-30 тысяч рублей). После этого высказывания разгорелся скандал, потому что реальные зарплаты дворников оказались ниже озвученных Бирюковым.

Так, 20 февраля 2018 года муниципальный депутат Красносельского района Илья Яшин сообщил, что его муниципалитет внимательно проверил информацию и лично опросил дворников, которые, как оказалось, получают в реальности 25-30 тысяч.

— Если на зарплату дворника выделяется 45 тысяч, но до него доходит максимум 30, то куда уходят остальные деньги? Ответ очевиден: разворовываются, — заявил Яшин.

После этого в Москве было возбуждено несколько уголовных дел о хищениях денег, выделенных на зарплату дворников. Хищения эти, по самым скромным подсчетам, составили миллионы рублей...

 
Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Наступает весна, и ситуация с дворниками переходит из острой фазы в вялотекущую — вплоть до нового обострения, которое состоится зимой 2019-2020 годов. Но, хотя времена года сменяют друг друга, вопросы по выплатам у дворников остаются неизменными.

— Часто начальство находит халтуру, которую выполняем мы. А половину полученной оплаты оно оставляет себе, — поясняет дворник Фархат (имя изменено. — Прим «Ферганы»). — Например, нас заставляют убирать дороги. А это уже мы не должны делать, этим занимается ГБУ «Автомобильные дороги».

Показательно, что подработки, так же, как и работа в выходные дни, не фиксируются ни в одном договоре.

— Люди нам рассказывают, что, кроме дворовых участков, их привлекают к уборке дорог, которые относятся к другой структуре, или школ. Директора школ говорят, что они платят ГБУ за эту работу, но до дворников эти деньги не доходят, — подтверждает Ренат Каримов.

Многих интересует еще одна странная вещь: почему работать дворниками не берут россиян.

Считается, что основных причин тут две. Во-первых, коренное население столицы не очень-то жаждет браться за эту работу; во всяком случае, мечту стать дворником лелеет гораздо меньше москвичей, чем трудовых мигрантов. Во-вторых, цитирую, «мигрантов можно обмануть, а русских брать невыгодно». Так мне сказала гражданка России, которая начинала работать дворником еще 23 года назад, когда в Москве не было такого количества иностранных мигрантов. У нее такая же зарплата, как и у мигрантов, — почти 22 тысячи рублей, но к ней прилагается доплата за выслугу лет в размере 12 тысяч рублей. Кроме того, ей удалось добиться получения квартиры. Их выдавали московским дворникам много лет назад.

Ренат Каримов также отмечает, что «раньше дворникам хотя бы давали жилье».

— Сегодня в тех условиях, в которых работают мигранты, русский человек работать не будет, — говорит он. — Это ненормальные условия размещения, казарменные. А если каждый дворник будет снимать отдельную квартиру, то зарплаты ему больше ни на что не хватит.

В несколько лучших условиях находятся работники, приехавшие из стран ЕАЭС: им не надо платить за патент. Сложнее людям из Таджикистана и Узбекистана, которые ежемесячно отдают за патент 5 тысяч рублей.

Немаловажно, что с зарплаты многих дворников «Жилищника» высчитывают еще и НДФЛ в размере 13%. Получается, что люди попадают под двойное налогообложение.

— Большинство при этом не знает, что патент — это и есть их налог, а тем, кто пытается качать права, обещают найти замену, — говорит Ренат Каримов.

Сами мигранты рассказывают, что с их зарплаты автоматически вычитают деньги еще и за членство в каком-то профсоюзе, про который они ничего толком не знают. Каримов объяснил, что дворники в основном являются членами ФНПР — Федерации независимых профсоюзов России, за что с них бухгалтерия вычитает ежемесячно 1% от заработной платы.

Возникает естественный вопрос: как же выживают мигранты? Ведь на официальную зарплату в 22 тысячи рублей после всех вычетов жить довольно трудно, не говоря о том, что надо что-то и на родину переводить. Ответ довольно прост: дополнительные деньги мигранты добывают подработками — например, убирают территории возле магазинов и аптек, расположенных во дворах. К помощи дворников прибегают и местные жители, особенно когда нужно что-нибудь починить или погрузить.

Внутренний мигрант депортации не боится

Впрочем, были и такие районы, где отдельные дворники на жизнь не жаловались. Например в ГБУ «Жилищник» в Тверском или Нагорном районе их зарплата со всеми доплатами и премиями зимой могла доходить до 50-60 тысяч рублей (это свидетельства за определенный период, которые дали три десятка человек. — Прим. «Ферганы»). Однако дворники других районов, несмотря на такие же переработки, получают лишь те деньги, которые обозначены в договоре. Они пытаются отстаивать свои права — правда, как правило, без особого успеха.

Готовя материал, наш корреспондент побывала в Чертановском районном суде. Здесь слушались дела семи дворников из Узбекистана, обслуживающих Нагорный район Москвы. Только за то, что они попросили положенные им надбавки, на них были составлены административные протоколы по ч. 5 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях — «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». По этой статье предусматривается наложение административного штрафа в размере от 10 до 20 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 40 часов.

Эта грустная история началась 28 декабря 2018 года. Как рассказали «Фергане» фигуранты дела, в этот день они пришли к главе управы Нагорного района Москвы Аркадию Русских с просьбой выплатить полагающиеся за переработку деньги, которые составляют примерно такую же сумму, как и заработная плата.

 
Мигранты в здании суда. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

— Во-первых, каждый день мы работали на четыре часа больше положенного, — говорят дворники. — Во-вторых, без выходных, хотя в договоре прописано, что мы должны работать с 8 утра до 5 вечера с часовым перерывом на обед. Кроме уборки дворов, нас постоянно отправляли на чистку автодорог. В том году было так же, но и нам тогда платили по 42-45 тысяч рублей, в этом году ничего, кроме оклада в 22 500–22 700, нам не выплатили, даже инвентарь дали не весь.

К Аркадию Русских со своими требованиями пришли около 30 человек. Его не было на месте, а в здание управы просителей не пустили. Поэтому они спокойно, не выкрикивая никаких лозунгов, ждали чиновника на улице. Когда Русских явился на службу, он пообещал решить этот вопрос и попросил людей прийти через несколько дней, а сейчас вернуться к работе. Однако сразу после этого на место подъехал автобус МВД, который задержал 30 человек, на 7 из них были составлены протоколы. Сам разговор с Русских, а также момент задержания зафиксировал «Рупор Москвы».

Как рассказали понадеявшиеся на помощь властей мигранты, уже после встречи им, помимо прочего, угрожали депортацией. «Фергана» попыталась получить комментарии у начальника ГБУ «Жилищник Нагорного района» Павла Вандышева, однако поначалу он лишь бросал трубку, говоря, что находится на совещании, а на следующий день ответил, что ему об этой ситуации сказать нечего.

12 февраля дела задержанных мигрантов поочередно рассматривались судьей Чертановского районного суда Оксаной Бадовой. Поддержать трудяг пришли не только их коллеги, но и жители дворов, которые они убирают, а также председатель местного ТСЖ, выступивший в качестве свидетеля.

Дела слушались довольно тщательно — были рассмотрены все материалы и выслушаны все свидетели. Не исключено, что произошло это потому, что к слушаниям проявили интерес журналисты. Юристы говорят, что дела, по которым проходят мигранты, обычно рассматриваются «оптом» или «под копирку». Слушание первого дела, обвиняемым по которому проходил Ж. Бозаров, длилось четыре часа. Всего на рассмотрение семи дел ушло два дня — 12 и 13 февраля.

Судье Бадовой были предоставлены все доказательства, из которых следовало, что дворники не устраивали митинг, в том числе показания свидетелей и видеозапись. Во время допроса участкового выяснилось, что при составлении протоколов он не проводил опроса задержанных и «основывался на рапортах полицейских», что, вообще говоря, является нарушением.

Представитель защиты Руслан Гаджимурадов заметил, что, кроме всего прочего, прикрепленные к делу рапорты сотрудников полиции совпадают вплоть до грамматических ошибок и пробелов. Судья выслушала все доводы, несколько раз просмотрела видео, однако решение все равно приняла не в пользу мигрантов.

В результате дворники А. Душаев, Б. Маматов, Ш. Оролов, Р. Дехконов, Ж. Бозаров, Ш. Худайбердиев и Ф. Убайдов были признаны виновными в нарушении порядка проведения массовой акции и получили наказание в виде штрафа в размере 10 тысяч рублей. И все, в сущности, только потому, что они требовали того, что положено им по закону.

Проблема для работников ЖКХ из числа приезжих состоит тут не только в том, что им, во-первых, не выплатили полагающихся денег и, во-вторых, оштрафовали. Административные нарушения для них влекут и серьезные правовые последствия. Как только мигрант совершает — точнее, ему оформляют — второе административное правонарушение, это автоматически влечет за собой его депортацию.

Данная конкретная ситуация осложняется еще и тем, что дело дворников подано как политическая акция, к которой в реальности она никакого отношения не имела. Однако теперь в любой момент нахождение этих мигрантов в России могут признать нежелательным — из-за участия в «политической деятельности». Тогда их также могут депортировать, не дожидаясь второй «административки». Так или иначе, сейчас юристы ждут мотивировочной части решения суда.

По мнению юристов, наказать должны были не мигрантов, а должностных лиц ГБУ «Жилищник» и ГБУ Москвы «Автомобильные дороги». Действия этих контор в данном случае вполне можно трактовать как организацию нелегальной миграции или неуведомление о найме людей.

— У нас была надежда, хотя и очень слабая, что мы хоть чего-то добьемся, но этого не случилось, — так прокомментировал «Фергане» приговор Руслан Гаджимурадов. — На суде было слишком много обстоятельств, которые противоречат объявленному приговору. Ребята устали, им это непривычно, но мы будем обжаловать решение суда.

Отвечая на вопрос, что делать тысячам других дворников в Москве, для которых этот процесс может стать знаковым, защитник заметил, что не все так плохо, и что в похожих случаях уже удавалось добиться положительного результата.

— В «Метрострое», например, работают как мигранты из стран СНГ, так и внутренние мигранты, — говорит Гаджимурадов. — Совместные акции или требование денег людьми, среди которых есть россияне — а они не опасаются полиции и депортации, — приводили к выплатам зарплат. Мигрантов, не являющихся гражданами России, легко запугать. Дело также осложняется тем, что они не знают русского языка и плохо ориентируются в чужой стране. Именно поэтому мигрантам нужно более обширное объединение.

Не менее важна в таких ситуациях поддержка со стороны местного населения. Как отметил Гаджимурадов, мигрантов поддерживали не только на суде. Жильцы домов, которые обслуживают проходящие по делу дворники, активно обсуждают в своем чате все обстоятельства этой истории.

 
Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

— Люди обсуждают не только саму ситуацию, но и то, как можно помочь мигрантам: предлагают написать ходатайство в ГБУ, чтобы дворников премировали на сумму штрафа или хотят лично скинуться деньгами. В их поддержку создан отдельный сайт. Даже сотрудники полиции частным образом выражают солидарность, но не могут пойти против руководства. Ни у кого нет отрицательного отношения к дворникам, их видят каждый день, и видят, как они буквально пашут, вычищая московские улицы, — отметил Гаджимурадов.

Тем не менее давление на работников дворовых территорий продолжается. Как рассказал Гаджимурадов, ГБУ «Жилищник» применил к четверым дворникам дисциплинарные взыскания — якобы по жалобам местных жителей.

— Это может привести к невыплате им премий, а три таких взыскания могут повлечь за собой увольнение, — объясняет Гаджимурадов. — В целом ситуация очень странная. На моей памяти подобные меры в первый раз применены к дворникам, один из которых вообще работает там с момента образования ГБУ.

***

Процесс мигранты проиграли и после суда вернулись к работе — как раз в тот самый день, когда в столице прошел небывалый снегопад. Дворники свою работу выполнили, но денег они теперь получат намного меньше. Однако есть надежда, что дело это не не закончится просто так — уже хотя бы потому, что о нем узнает множество людей, и справедливость все-таки восторжествует.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад