23 мая 2019 11:00

Почему проявилась экономико-географическая замкнутость центральноазиатского региона

К виртуальной дискуссии на проекте "Центральная Евразия" присоединился политолог из Казахстана Карлыгаш Нугманова.

Владимир Парамонов, руководитель аналитической группы "Центральная Евразия":какие основные проблемы на пути развития стран Центральной Азии (ЦА) и взаимоотношений между ними Вы бы обозначили?

Карлыгаш Нугманова (Казахстан), доктор политических наук, профессор, директор Ассоциации политических исследований, руководитель проекта Центра военно-стратегических исследований, главный редактор научного журнала "Сардар": для лучшего понимания проблем в первую очередь нужно приблизиться к пониманию сущности самого региона как системы.

Центральная Азия - это регион, где сосуществуют различные этносы, цивилизационные модели, религии, культуры, социально-политические и экономические уклады. Более того, это регион, который располагает важнейшими запасами природных ресурсов, привлекающими внимание мировых держав и соседних государств.  При этом, периодические всплески локальных конфликтов в ряде стран ЦА (Ош, Новый Узен, Фергана, Баткен и др.) создавали и еще способны создавать в будущем вызовы и угрозы национальной и региональной безопасности.

Хорошо известно и то, что географическое положение региона имеет позитивные и негативные моменты. С одной стороны, государства ЦА расположены на перепутье торговых путей между Севером и Югом, Востоком и Западом, что очень выгодно с экономической точки зрения. С другой стороны, территория этих государств находится между сильными соседями, Россией - на севере и Китаем - на востоке, проблемными исламскими странами - на юге и юго-западе. При этом с обретением государствами ЦА независимости более отчетливо проявилась экономико-географическая замкнутость региона.

Учитывая свое геополитическое положение, государства ЦА, с одной стороны, стремятся наладить сотрудничество не только друг с другом, но и с мощными соседями (прежде всего, Россия, Китай), а, с другой стороны, - найти новые выходы на мировой рынок.

При этом, как уже было отмечено, принципиально важной геополитической особенностью и в определенном смысле преимуществом региона являются богатейшие сырьевые запасы, которые стали одной из главных причин заинтересованности мировых держав.  Разведанные запасы нефти составляют примерно 2,7% от мировых, а газа - 7%. На долю Казахстана приходится около 25% мировых запасов урана, 8% мировой добычи (4-е место).

Узбекистан по уровню добычи урана занимает 5 место в мире и 7 место по его запасам, по производству хлопка-волокна - 6 место в мире и второе - по его экспорту.  ЦА в целом богата золотом, другими драгоценными, цветными и редкоземельными металлами.

С учетом этого и многого другого, международные отношения в ЦА следует рассматривать как систему, обладающую собственной структурой, взаимодействующую с другими системами и функционирующую в определенной внешней среде. Противоречия внутри такой системы между ее отдельными элементами, а также противоречия между системой и средой выступают источником создания новых связей и элементов.

Понятно, что важнейшим свойством такой системы является ее безопасность, включающая в себя воздействие на нее внешней среды и ее сопротивляемость в отношении такого воздействия, а также внутренняя безопасность, характеризующая целостность системы. На мой взгляд, те же конфликтные ситуации в ЦА - это результат нарушения внутреннего баланса политических сил в условиях  изменений внешней среды.

В этой связи, на мой взгляд, среди основных проблем на пути развития стран Центральной Азии  и взаимоотношений между ними особо следует выделить несколько.

Во-первых, отдельный блок проблем связан с территориальным вопросом. Это формирует целый ряд серьезных дестабилизирующих и рискогенных факторов для социальной и политической стабильности государств ЦА и региона в целом.

Наиболее заметными противоречиями в этой связи, в том числе из-за искусственного характера границ, были и остаются определенные территориальные противоречия между Кыргызстаном и Узбекистаном, Таджикистаном и Узбекистаном, Казахстаном и  Узбекистаном. Теперь же, при установлении атмосферы нового стратегического партнерства в регионе, нам всем следует надеяться, что по этим спорным вопросам будут  достигнуты соглашения.

Во-вторых, существует блок водно-энергетических проблем. Основные водные ресурсы контролируются Кыргызстаном и Таджикистаном, которые используют воды рек для  выработки электроэнергии: как для экспорта, так и для внутреннего потребления. В свою очередь, Узбекистан, Казахстан и Туркменистан используют воду преимущественно в ирригационных целях.

При этом Таджикистан и Кыргызстан увеличивают сброс воды в холодные зимние периоды, чтобы задействовать ГЭС в силу возрастания потребления электроэнергии. Летом же, наоборот, данные страны сокращают сброс, пополняя объемы воды в водохранилищах, чтобы зимой вновь задействовать гидроэнергетический потенциал. Однако подобные действия часто приводили к подтоплению территорий в Казахстане и Узбекистане, а летом - к дефициту поливной и питьевой воды.

В-третьих, обозначу еще и такую проблему как рост влияния радикального ислама,  что ведет к проявлениям экстремизма и терроризма. Эта проблема у всех "на слуху", а поэтому останавливаться на ней не буду.

В-четвертых, не секрет, что все страны ЦА вовлечены в межтрансрегиональную китайскую инициативу "Один пояс, один путь".  Как и у любого другого проекта у этой китайской инициативы есть свои преимущества, как есть и определенные риски, вызовы, в том числе для Казахстана.

В качестве потенциального вызова для Казахстана можно выделить вероятность смещения акцентов в плане выбора основного маршрута транспортировки углеводородов из Центральной Азии в Китай, а также в целом в плане развития инфраструктурных проектов. Так, в последнее время, китайские власти все более активно продвигают проект строительства железнодорожной магистрали "Китай - Кыргызстан - Узбекистан". Кроме того, 4-ю нитку газопровода "Туркменистан - Китай" китайское руководство предложило проложить через территорию Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана в направлении Китая.

Тем самым из этой цепочки "выпадает" Казахстан. Здесь проявляется принципиально новое явление - стремление Китая брать на себя функции модератора отношений между странами региона. На данном этапе сложно однозначно определить хорошо это или плохо. Но ясно одно: Китай будет еще более активно вкладываться в экономики стран ЦА.

Соответственно Пекин будет наращивать и усилия в политической сфере с целью защиты инвестиций и интересов. Более того страны ЦА рискуют все больше проиграть Китаю в стратегических вопросах. Ведь успех Китая связан не только с объемами и масштабами экономики, но и с подготовленностью кадров.

В-пятых, да и в целом, надо отметить, что к сожалению, между государствами ЦА нет единства по многим важным проблемам, вопросам, угрозам и рискам, в том числе перечисленным выше. В подтверждение этого тезиса необходимо упомянуть имевший место таможенный кризис между Казахстаном и Кыргызстаном, систематические конфликты из-за проблем с водой между Узбекистаном и Таджикистаном, между Кыргызстаном и Узбекистаном, споры и противоречия, основанные на нерешенности вопроса демаркации и делимитации границ.

К вышеуказанным противоречиям между странами региона следует добавить и борьбу за инвестиции Китая.

Тем более, что любое направление организации тех же трансграничных евразийских маршрутов требует интенсификации многосторонней межгосударственной кооперации между странами ЦА для решения замороженных проблем и споров, прежде всего в сферах политики, экономики и безопасности. Это, в свою очередь, с одной стороны, вынуждает государства региона идти на политические уступки для развития экономики, а, с другой стороны, обостряет внутриполитическую борьбу между элитами государств.

В.Парамонов: как, на Ваш взгляд, можно наиболее эффективно решать данные проблемы?

К.Нугманова: так как каждое государство ЦА преследует собственные национальные интересы, то единственное верное решение - это конечно же нахождение компромиссов! То есть каждая из стран региона должна идти на уступки! Более того, чтобы использовать партнерство с Китаем и другими внешними игроками  себе во благо, государствам ЦА необходимо научиться взаимодействовать на региональном уровне, координировать свои подходы. Все эти вопросы носят стратегический характер, и для начала по ним должна быть организована серьезная исследовательская работа.

С точки же зрения тактики противодействия росту религиозной радикализации, борьбы с экстремизмом и терроризмом, мы, страны ЦА, должны совместно реализовать комплекс мер, первоочередными из которых, на мой взгляд, являются следующие:

-пресекать стремление руководства экстремистских организаций и движений, а также их спонсоров к укреплению идейно-организационных основ экстремизма и терроризма на территории стран ЦА;

- на постоянной основе проводить мониторинг ситуации в ЦА по вопросам радикализма, экстремизма, терроризма и связанного с ними сепаратизма, в том числе создать и использовать в этих  целях центры суточного мониторинга;

-через проведение междисциплинарных исследований выявлять глубинные причины и условия, способствующие проявлениям радикализации, экстремизма и терроризма, использования враждебными элементами и силами методов ведения ассиметричных, гибридных войн;

-в контексте изучения радикализма, экстремизма и терроризма более глубоко, серьезно, а главное - междисциплинарно заниматься вопросами конфликтологии и приграничной безопасности;

-совместно с международными институтами и организациями как ОБСЕ, ООН, ОДКБ, ШОС, СНГ, а также их структурами и проектами проводить мониторинг практической работы по вопросам противодействия радикализму, экстремизму и терроризму в зарубежных странах и внедрять положительный международный опыт в ЦА.

В.Парамонов: Вы затронули целый комплекс важных тем. Спасибо большое Карлыгаш Жандильдиновна! Уверен, что Ваше ответы придадут новый импульс нашей дискуссии! По сути, на повестку дискуссии Вы уже вынесли много новых вопросов, среди которых я особо бы выделил следующие:

-как странам ЦА стоит выстраивать свои отношения с Китаем?

-какие риски и выгоды несет политика Китая в регионе?

-сильно ли влияние элит и внутриполитической борьбы в государствах ЦА на характер двустороннего и многостороннего сотрудничества в регионе?

-насколько верен тезис о том, что "политические уступки" стран региона друг другу  способны обострить внутриполитическую борьбу между элитами государств ЦА?

Приглашаю к обсуждению этих вопросов всех желающих экспертов из стран Центральной Азии.

В.Парамонов: спасибо за Ваши оценки и рекомендации.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад