21 августа 2019 12:00

Поборется ли Казахстан за долю рынка судового топлива?

Международная морская организация ООН (IMO) ужесточила требования к качеству топлива для морских судов...

Международная морская организация ООН (IMO), движимая заботой об экологии планеты, ужесточила требования к качеству топлива для морских судов. Считается, что оксид серы – один из основных загрязнителей атмосферы.

С 1 января 2020 года содержание серы в сжигаемом на кораб­лях судовом топливе должно быть снижено до 0,5% с нынешних 3,5%. А в отдельных, особо чувствительных акваториях, так называемых зонах эмиссионного контроля (к ним относятся, в частности, порты на Балтике и Северном море, на Ла-Манше, в прибрежных водах США и Канады и др.), требования еще жестче: суда, заходящие в эти порты, не должны использовать топливо с показателем выше, чем 0,1% содержания серы. Нарушителей – и судовладельцев, и портовые власти – ожидают внушительные штрафы.

Новые жесткие требования IMO напрямую задевают интересы сразу нескольких групп стейкхолдеров – владельцев судоходных компаний, нефтепереработчиков, нефтетрейдеров и производителей присадок. И, как это ни парадоксально, простых казахстанцев.

Цена новых правил

Перевозка морем – самый популярный (а иногда и единственно возможный) способ доставки сырья, товаров и продовольствия из одной точки земного шара в другую. В мировой торговле судоходство обеспечивает транспортировку 90% всех перевозимых грузов. При этом, по оценкам S&PGlobalPlatts, в стоимости перевозки до 70-80% составляют затраты на топливо.

Чтобы исполнить новые требования IMO, судовладельцам придется устанавливать на кораблях дорогостоящие очистные установки, так называемые скрубберы, абсорбирующие серу оксидами цинка. Помимо высокой цены (от $5 млн до $8 млн) установка имеет еще один минус: она может занимать до четверти полезной площади судна, что делает невозможной ее использование на судах небольшого водоизмещения.

Остается вариант покупки судового топлива с меньшим содержанием серы. А оно стоит гораздо дороже – уже сейчас контрактная цена на поставку в 2020 году топлива с высоким содержанием серы снижается, обессеренного – растет. По оценкам экспертов консалтинговой компании WoodMackenzie, из-за новых требований к содержанию серы затраты судоходных компаний на топливо вырастут в следующем году вполовину. 

И это значит, что забота об экологии обернется дополнительными расходами судовладельцев, которые они, без сомнения, заложат в цену перевозимого товара. А уж владелец этого товара переложит их на кошелек конечного потребителя. Так что не стоит удивляться в следующем году удорожанию товаров, попадающих в наши магазины морским путем из Азии, Америки или Японии.

Качественный раздел

На сегодняшний день большинство морских судов в мире используют высокосернистый мазут или специальное дизельное топливо. Серьезный игрок этого рынка – Россия, наш партнер по ЕАЭС. К примеру, одну десятую часть всех своих потребностей в топливе компания Maersk, мировой лидер в сфере контейнерных перевозок, закрывает за счет закупки продукции российских НПЗ. Однако стоит принять во внимание, что основной сорт добываемой в России нефти – Urals, и его главная особенность – высокое содержание серы.

Поэтому российские нетеперерабатывающие заводы производят в основном мазут с высоким содержанием серы. Генеральный директор Maersk Серен Скоу уже заявил о намерении перевести к новому году большую часть своих судов на использование топлива с низким содержанием серы.

Это снизит спрос на российское топливо и заставит нефтепереработчиков изыскивать средства на модернизацию заводов и строительство дополнительных установок обессеривания.

Говорить о каких-то тенденциях в этой связи в Казахстане и вовсе не приходится: в 2018 году все три казахстанских НПЗ, только завершившие модернизацию, увеличившую их глубину переработки, произвели суммарно немногим больше 2,8 млн т мазу­та. Для сравнения: в целом по России этот показатель составил 46,4 млн т, из которых больше половины ушло на экспорт. Так что тут мы россиянам явно не конкуренты.

Впрочем, специалисты утверж­дают, что у Казахстана был шанс стать игроком на всемирном рынке судового топлива. В 2016 году в Актобе, на небольшом частном НПЗ «Актобе нефтепереработка», была выпущена первая промышленная партия остаточного судового топлива по международному стандарту ISO 8217. У владельцев завода, одним из которых был бывший акционер Атырауского НПЗ Алмаз Кужагалиев, были амбициозные планы по наращиванию объемов переработки судового топлива и завоеванию доли мирового рынка. 

По словам Кужагалиева, казахстанская нефть, добываемая на месторождениях на западе страны, в частности в Макатском районе Атырауской области, отличается низким, а иногда ультранизким уровнем серы и меркаптанов, а также бензиновой фракции, и является идеальным сырьем для производства судового топлива. Сегодня эта нефть поставляется в сыром виде в нефтепровод «Атырау – Самара», где по пути смешивается с нефтью других поставщиков, ухудшающей ее качество.

«Чтобы получить справедливую премиальную цену за качество, необходимо весь объем казахстанской нефти, закачиваемый в нефтепровод «Атырау – Самара», уже на территории Казахстана разделить на три потока: 1) с содержанием серы до 0,1% – это не более
2 млн т; 2) с содержанием серы до 0,25% – это около 12 млн т; 3) с содержанием серы до 1,0% – это около 6 млн т», – написал Кужагалиев в своем открытом письме на имя президента страны Нурсултана Назарбаева 14 марта 2019 года, за пять дней до его отставки.

Дополнительные доходы

По мнению опытного нефтепереработчика, нефть с содержанием серы до 0,1% «должна перерабатываться в судовое топливо на территории Казахстана, так как сохранить такое качество в системе ПАО «Транснефть» на территории России практически невозможно. Это принесет дополнительный доход в размере $100 на каждой тонне ультранизкосернистой нефти, из которых $30 достанутся России за транзит судовых топлив на мировой рынок, остальное останется в нашем государстве.

Таким образом, данное мероприятие принесет Казахстану около $140 млн дополнительных доходов. Нефть с содержанием серы до 0,25% должна прокачиваться отдельно от российской нефти в порт Усть-Луга Ленинградской области и реализовываться как минимум по паритету с Brent (полагаем, будет премия на уровне азербайджанской легкой). Даже в этом случае дополнительный доход Казахстана составит $33 на тонне, или $400 млн в год», – резюмирует Алмаз Кужагалиев.

По его мнению, выгода для Казахстана будет на порядок выше, если Казахстан обзаведется собственным НПЗ в Усть-Луге, подобно тому, как Россия пользуется сейчас космодромом Байконур в Казахстане. Для реализации подобного проекта, по мнению автора обращения, нужна политическая воля высшего руководства. 

Письмо авторитетного нефтяника было отправлено им из-за решетки. 7 декабря 2016 года на НПЗ «Актобе нефтепереработка» прошла спецоперация КНБ. Силовики обвинили руководство предприятия в хищениях и контрабанде нефти, а также в занижении ее таможенной стоимости. Спустя два года, 12 декабря 2018 года, соучредитель ТОО «Актобе нефтепродукт» Алмаз Кужагалиев и гражданин Беларуси Сергей Кунцевич за продажу в Кыргызстан 13 тыс. т сырой нефти под видом нефтепродуктов были приговорены к 19 и 17 годам лишения свободы соответственно.

Пока непонятно, дойдет ли обращение осужденного Кужагалиева до нового президента Республики Казахстан. И будет ли Казахстан бороться за долю мирового рынка судового топлива, воспользовавшись жесткой позицией Международной морской организации....
 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад