24 августа 2019 18:32

Богачей ненавидят — о неприглядной изнанке жизни депутатов рассказал Дастан Бекешев

"Это клуб миллионеров", — улыбается Дастан Бекешев, рассказывая о жизни своих коллег в парламенте. Ему-то скрывать нечего: как признается нардеп, за 9 лет в Жогорку Кенеше он капитала так и не нажил.

— Я читала ваши интервью и наткнулась на один момент. В 2008 году вы, будучи обычным госслужащим, заявили, что придете в стены Жогорку Кенеша как депутат, а над вами только посмеялись. И ведь понятно, почему! Говорят, за место в партийном списке платят от 100 тысяч долларов до 500 тысяч.

— Сто тысяч? Да у вас старые данные!

— Да? А сколько сейчас нужно заплатить, чтобы стать депутатом?

— Думаю, за место в первой десятке не меньше 300 тысяч долларов. А вот потолок зависит от возможностей кандидата. Если человек имеет заводы-пароходы, то и ценник будет выше. Кроме того, с кандидата, который не известен общественности, могут чуть ли не миллион запросить.

— Как парламентарии потом "отбивают" эти деньги? Зарплата у них всего-то 40-50 тысяч сомов — для кое-кого сущие копейки.

— Люди идут туда не за заработной платой. Они рвутся в парламент, чтобы защитить свой бизнес. Считайте, что это плата за спокойствие. Не забывайте, что депутат также может постучать в двери любому министру или даже премьер-министру, а если есть особое желание, то и к президенту зайти.

— Я слышала, что некоторые нардепы даже за зарплатой не заглядывают.

— Нет-нет, зарплату все забирают. Абсолютно все, даже долларовые миллионеры. Наши олигархи настолько жадные, что выпрашивают у международных организаций деньги на заграничные командировки. Человек может позволить себе все, что угодно, а мучает бедных сотрудников ради авиабилетов!

— А как вы попали в парламент при таких-то расценках? Вы же сами сто раз говорили, что из очень небогатой семьи!

— Я прошел туда в 2010 году через партию "Ар-Намыс". Акылбек Жапаров (ныне депутат Жогорку Кенеша. — Прим. ред.) вместе с Феликсом Куловым (лидер партии. — Прим. ред.) решали вопрос, кого включить в партийный список, и вписали мою фамилию. Это произошло потому, что Жапаров к тому времени уже знал меня как активного человека. Никто с меня за это ничего не попросил.

Спустя пять лет меня избрали вновь, уже через СДПК. Наверное, там изучили какие-то общественные рейтинги и включили меня в список. Все потому, что в Жогорку Кенеше я активно работал, а не сидел в ожидании, что какой-нибудь байкешка меня потом куда-то устроит.

© Sputnik / Дильноза АлымоваДепутат Жогорку Кенеша Дастан Бекешев

— Как-то вы признались, что, как только очутились в Жогорку Кенеше, быстро разочаровались в работе.

— Ну да. Шел 2011 год, страна только что пережила серьезные потрясения — революцию, июньские события… Вроде, надо за дело браться, а в парламенте только и обсуждали: "А почему мне не дали служебную машину, а такому-то дали?".

— Вот эти невероятные джипы, на которых ездит большинство нардепов, они от государства?

— Нет, служебных джипов нет. Есть кадиллаки, которые нам подарил Китай в 2015 году. Я на таких не ездил, но, насколько знаю, они очень капризные и дорогие в обслуживании.

Еще есть "Тойота Камри" — у меня как раз такая. Видимо, раньше ею как только не пользовались! Бедная машина, она в ужасном состоянии! Их закупали в 2007 году, но не на заводе, а почему-то из Дубая. Впрочем, ответ на этот вопрос знают Ташиев и Кельдибеков — именно они тогда участвовали в тендерах.

— Вы какое-то время жили в одной из квартир, которые государство выдает депутатам. Какие они?

— У Жогорку Кенеша есть более 30 квартир. Большинство из них расположено в многоэтажном доме, который построили в 2009 году.

Жить там не очень приятно. Да, квартиры просторные — 107 квадратных метров. Однако там электрическое отопление, и зимой, когда отключают свет, становится невероятно холодно. При этом в холодное время года приходят счета за электричество в 12-15 тысяч сомов. Плюс надо оплачивать охрану и прочее. Гораздо дешевле снимать обычную квартиру, чем оплачивать депутатскую.

— Депутаты получают уже отремонтированные квартиры?

— Нет, ремонт надо делать самому. Все еще зависит от того, в каком состоянии жилье оставил очередной арендатор. Однако там постоянно что-то ломается и гуляют сквозняки. Если честно, дом построили очень некачественно. Слава богу, я там не живу.

— Я слышала, там вообще никто из депутатов не живет, они отдают эти квартиры своим родственникам.

— Раньше так и делали, а в 2015 году пошла популистская волна, чтобы распродать все депутатское, ненужное. После этого многие парламентарии отказались от жилья, и эти квартиры до сих пор пустуют.

Впрочем, некоторые из них все же заняты, причем нардепами из фракции "Республика — Ата-Журт". Кстати, именно они в свое время и призывали всех отказаться от депутатских квартир.

© Пресс-служба правительства / Сабыр Аильчиев Заседание Комитета по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и Регламенту ЖК КР

— Но, с другой стороны, все представляют нардепа одинаково — очень богатый человек с хорошей машиной и золотыми часами. Зачем ему зарплата и квартира от государства?

— Из окна моего кабинета открывается вид на парламентскую парковку. Она заставлена джипами за 120 тысяч долларов, и людям кажется, что все депутаты сказочно богаты. Но на деле это не так: из депутатов около 30 живут обычной жизнью.

Например, за 9 лет в Жогорку Кенеше я так и не обзавелся капиталом. Никто не может сказать, что Бекешев что-то там себе наворовал! Хотя за эти же 9 лет многие коллеги сумели в десятки раз увеличить свое благосостояние.

— Как можно заработать на посту депутата?

— Приведу пример. Помните историю с запретом казино? Есть разговоры, что изначально все это придумали не для того, чтобы что-то там запретить. Это был торг: "Либо мы этот законопроект вытаскиваем, либо вы нам платите определенную сумму". Я слышал от тех, с кого эти деньги требовали, но, естественно, доказать что-то очень сложно.

— С 2015 года было два отклоненных законопроекта, от которых лично я брызгала ядом на парламент. Во-первых, не понимаю, почему депутаты в 2017-м проголосовали против запрета на охоту на животных, занесенных в Красную книгу. По мне это лицемерно — гордиться барсом и методично отстреливать его еду. Во-вторых, меня взбесило решение депутатов отсрочить запрет на производство некачественного бензина. По слухам, в парламенте у кое-кого нефтебизнес, но нам-то теперь остается ядами дышать!

— Да, люди пытаются отстоять свои интересы, и у них это неплохо получается. Действительно, когда поднимался вопрос о низкокачественном бензине, активизировались те депутаты, кто почти никогда не выступал и вообще редко в зале ЖК появлялся. Причем они стали искать выходы на чиновников. Естественно, у них достаточно связей! Все понимают, что человек, имеющий миллионы долларов, рано или поздно пригодится.

Что касается запрета на охоту, то и там заинтересованные люди неплохо побегали. В нашей стране большие деньги всегда побеждают мнение общественности.

— Слушайте, но ведь это нелогично: нефтяной бизнес у нескольких депутатов, а против экологичного топлива проголосовали 59. Как так?

— У нас там клуб миллионеров. Вы должны прекрасно понимать, что мы в любом случае друг с другом общаемся, чай пьем. Если же у тебя бизнес, то появляется еще больше точек соприкосновения: один депутат занимается топливом, другой — перевозками. Впрочем, я не знаю, почему люди так проголосовали. Возможно, у них есть свои доводы.

— Наверное, в Жогорку Кенеше все между собой сроднились уже.

— Да, все ходят друг к другу на мероприятия, женят детей или племянников. В парламенте много переплетенных родственных связей. Но все-таки политика — грязная вещь. Действительно грязная.

Если вдруг сверху попросят против кого-то выступить, то люди начинают нападать толпой. Иногда могут даже перестараться, лишь бы показать себя хорошими. Только вчера нардеп пил чай в доме у какого-то человека, а сегодня с высокой трибуны обвиняет его во всех грехах: "А я ведь у него даже чай пил, а он вон каким негодяем оказался!".

© Sputnik / Дильноза АлымоваДепутат Жогорку Кенеша Дастан Бекешев

— А вы чувствуете себя белой вороной в клубе миллионеров?

— Есть такие моменты. Например, кто-то предлагает: "А давайте на Новый год поедем в Швейцарию отдыхать!". И тут же 5-6 депутатов договорились, а ты полететь туда не можешь, потому что денег нет.

— Они намеренно хвастаются своими деньгами?

— Нет, обычно богатство принято скрывать, но в речи-то все равно проскальзывает. Да и страна маленькая: все друг про друга знают.

— А почему все так? В Кыргызстане же есть учителя, врачи и профессора, а управляют им только бизнесмены?

— С чего вы взяли, что среди учителей, профессоров и врачей все порядочные? Я читал книгу "Власть толпы" и вынес оттуда мысль: даже если мы приведем во власть самых порядочных людей, то, когда надо будет принимать решение, они все равно будут поступать как непорядочные.

В парламент должны приходить менеджеры, которые могут легко разобраться в том или ином вопросе. Почему-то некоторые наши депутаты думают так: "Я же бизнес поднял, а значит, все знаю!". Проблема в том, что бизнес-то примитивный: купи-продай.

— Получается странная ситуация: сами депутаты знают, у кого в парламенте какой бизнес. Народ, конечно, тоже знает. Все это знают, а по Конституции нардеп не может заниматься предпринимательской деятельностью…

— Юридически все принадлежит супруге. А так да, у нас маленькая страна и все друг про друга знают.

— Нередко вокруг ЖК разгораются скандалы. Например, когда депутат заявил что-то, не подумав, или совершил плохой поступок. Тут же общественность начинает укорять его, не стесняясь в выражениях. Скажите, это вообще имеет какой-то эффект или мы зря воздух сотрясаем?

— Общественное мнение имеет огромное значение. Депутаты, оказавшиеся в такой ситуации, сильно переживают, иногда даже страдает их здоровье. Другое дело, что иногда информацию искажают намеренно. Например, у меня подобное произошло в 2016 году. Написали полную ерунду, что я хочу отобрать имущество у Общества слепых и глухих.

И это после того, как мы раз за разом приумножили их собственность! Мне было так обидно, что я до сих пор не хочу заниматься подобными делами.

© Sputnik / Табылды Кадырбеков Депутат шестого созыва ЖК Дастан Бекешев

— Какой свой законопроект вы считаете самым полезным для общества?

— Я инициировал несколько поправок в Налоговый кодекс, и вот результат: в 2013 году от акциза на табачные изделия наш бюджет получал 800 миллионов сомов, а сейчас — около 6 миллиардов. Думаю, неплохо.

Также хочу продвинуть еще один законопроект, но вокруг него уже много хайпа. Речь о декриминализации употребления и хранения определенного объема легких наркотиков. Люди думают, что это какой-то тупой наркоманский проект, но на самом деле он очень важен.

Я знаю несколько человек, которые когда-то работали милиционерами. Они рассказывают, что для сотрудников органов правопорядка поймать пару парней с коноплей — это реальный бизнес.

Вы поймите правильно, я никого не призываю пробовать эту гадость, сам резко против наркотиков. Однако в Кыргызстане многие кто хоть раз да употреблял такое. И что, всех посадить? Насколько я знаю, за 100-200 долларов можно решить эту проблему с правоохранительными органами. Зачем нам лишняя кормушка для милиции и судей?

— Я видела, как вы шли по городу, к вам подходили люди, что-то говорили. Не раздражает такое внимание?

— Нет, конечно! Проще надо быть. Может, именно из-за этого у нас такое плохое отношение к депутатам. Ну кому понравится, когда народные избранники выслушивают о проблемах народа, сидя в машине за 120 тысяч долларов? Еще и ходят с охраной, будто кто-то их тронет. Да кому ты нужен?! Этого депутата и так знать никто не знает, а за ним еще и амбал семенит.

На самом деле очень сложно быть богатым, когда остальные бедные. Я представляю, сколько человек их ненавидит. Сейчас у бывших высокопоставленных чиновников богатства отбирают, а все радуются.

— Много шума наделала ваша фотография, где вы в футболке с изображением Райыма Матраимова. Что там было?

— Это придумали активисты вместе с Ширин Айтматовой. У нас с ней дружба, не основанная на деньгах. Мы встретились, она показала футболку, и я сказал, что хочу поддержать. Правду в лицо в этой стране опасно говорить, а тут хотя бы карикатура. Я надел футболку, и началось.

— Мне кто-то говорил, что вы потом открестились от этого, сказали, что вас подставил помощник и вы его за это даже уволили.

— Такие слухи были. Я решил подшутить и написал в соцсетях, что уволил своего помощника. А потом добавил, что увольнять не буду, потому что его папа принес мне барашка. Как это можно всерьез воспринимать?

— Как думаете, каким будет следующий парламент?

— Вообще-то я не люблю говорить пессимистичные вещи, потому что это сразу отбивает желание что-то делать. Руки опускаются. Правда — это такая дурацкая вещь, которая всех раздражает. Но все-таки… не надо ждать парламента, который будет лучше. Не будет лучше. Однозначно.

Обязательно прочитайте о том, как в кыргызстанских соцсетях зарабатывают тролли. Девушка на анонимных условиях согласилась рассказать о тайнах неоднозначной профессии.

Назад