17 сентября 2019 09:30

Разаков о кыргызско-таджикской границе: У всех есть свои интересы, поэтому напряжение остается

Ситуация на кыргызско-таджикской границе вновь обострилась. Стороны обвинили друг друга в строительстве на спорных участках. Вице-премьер-министр Жениш Разаков 15 сентября ответил на вопросы о границе и возникающих на ее участках спорах.

«Азаттык»: Одним из самых сложных вопросов для нашего правительства, возможно, и для правительства Таджикистана, остается кыргызско-таджикская граница. Процесс делимитации до сих пор не начат, так как карты все еще пересматриваются. Работают межправительственные комиссии, но к общему знаменателю мы еще не пришли. Поправьте меня, если я ошибаюсь… На какой стадии сейчас находится процесс уточнения границ между Кыргызстаном и Таджикистаном?

Жениш Разаков: Начну с экскурса в историю. Процесс делимитации и демаркации кыргызско-таджикской границы начался в 2002 году. На уровне правительств обеих стран было проведено немало встреч, заседаний. Не буду приводить точные цифры и даты, чтобы не ошибиться. По бумагам, общая протяженность нашей границы с Таджикистаном составляет 970 километров. Из них 519 описаны и уточнены, что закреплено решением межправительственных комиссий. Это примерно 54-56% общей границы. По ним вопросов нет.

Но в 2009-2010 годы этот процесс несколько замедлился, потому что у обеих сторон возникли вопросы, касающиеся выбора правовой основы для проведения линии границы. Дело в том, что в наследство от СССР, скажем так, нам достались три разных карты, и теперь по ним всем идет спор. Да, к единому мнению мы пока не пришли. Но мы все равно ведем этот процесс, чтобы решить хотя бы общие вопросы.

«Азаттык»: Из последних событий на кыргызско-таджикской границе можно назвать ситуацию вокруг дороги Ак-Сай – Ворух. По этому поводу было возбуждено уголовное дело, насколько мы знаем…

Жениш Разаков: По этому уголовному делу информации у меня сейчас нет. Но последние события действительно были очень серьезными, это надо признать. Думаю, все это видели и читали в Интернете. Несколько человек получили травмы. Таджикская сторона говорит о том, что был и летальный исход. Насколько это правда, мы сказать точно не можем, но они дают такую информацию.

Конечно, по этому факту было возбуждено уголовное дело. Военная прокуратура и МВД проводят разбирательство. А трудности в этом вопросе, безусловно, имеются.

На нашей последней встрече с представителями Таджикистана, я сказал следующее: если что-то случается, вы расследуете и выводы делаете в основном в свою пользу, а когда наши расследуют, то они тоже, естественно, стараются защитить своих граждан. Поэтому я отметил: для того, чтобы был мир до тех пор, пока не будут уточнены границы, не будет проведена разделительная линия и натянута колючая проволока, нужно согласие между двумя народами. Иначе эти конфликты будут продолжаться.

«Азаттык»: А объединенная комиссия работает?

Жениш Разаков: Она работает, но юриспруденция – это отдельная большая сфера. Есть моменты, по которым стороны не сходятся. Но я сказал: если что-то случилось, и случилось на вашей территории, то вы проводите свое расследование и тех, кого следует наказать, наказывайте. Без этого никак. Если же это случилось на нашей территории, то, давайте, мы сами будем это изучать, находить виновных и наказывать их.

«Азаттык»: Но ведь многие конфликты и споры возникают из-за социальных проблем. Что делается для их решения? Ведь правительство постоянно подвергается критике по этому поводу - мол, никто с народом не работает, министры живут сами по себе, а местное население - само по себе… Что вы делаете в этом направлении, возможно, мы не знаем о проводимой работе, расскажите.

Жениш Разаков: Скажу так. Эти вопросы исторически имеют глубокие корни. Все началось еще в 1924-1925 годы, то есть почти сто лет назад. И тут много подводных камней, пересекается много интересов. Я хотел бы отметить одну вещь. Мы сейчас говорим, что надо обратить внимание на народ, который живет в приграничных районах, надо улучшить условия жизни людей. Но подчеркну – я всегда это говорю, когда речь идет о независимости…

Что она значит – независимость? Во-первых, наши граждане должны быть независимы в плане транспортного сообщения, дорог. Во-вторых, должна быть водная независимость, в вопросе обеспечения чистой водой. И третье - нужна энергетическая независимость, чтобы была своя электроэнергия.

До 2014 года я тогда был губернатором Баткенской области. Тогда у двух наших сел в Баткенском районе такой независимости не было. Это села Ак-Сай и Божолу, которое расположено за Сохом. Но, слава богу, в тот период нас поддержали правительство, депутаты и президент, были выделены деньги и пусть с единичными случаями перестрелок, но мы смогли построить собственные, ни от кого не зависящие, дороги. В Ак-Сай был проведена самостоятельная трасса, и в село Божолу. И сразу после этого количество конфликтов снизилось в разы.

«Азаттык»: Часто высказываются претензии, что каждый раз, когда происходит инцидент на границе, правительство вместо его предотвращения, принятия превентивных мер выступает в роли пожарной команды. То есть, критикует, местную власть, что та не работает с населением или вовремя не обращает внимания, считая, что это частный конфликт двух граждан. Но потом он разрастается и приобретает масштабы межгосударственной проблемы, когда конфликтуют уже две страны. Конечно, мы понимаем, что для решения таких вопросов необходима политическая воля руководства и диалог на высшем уровне. Но могла ли недостаточная работа местных властей в этом вопросе быть причиной конфликтов в некоторых случаях?

Жениш Разаков: На этот вопрос я отвечу следующим образом. Во-первых, нам надо определить причины возникновения этих споров. Конечно, у каждого государства есть свои интересы – кому-то нужна дорога, кому-то - что-то другое. Каждый стремится обеспечить себе эти условия, поэтому и происходят конфликты. Конечно, не хочу обижать наших соседей, никого не хочу задевать, но зачастую вопросы возникают из-за их несогласованных действий. Как я уже сказал, это тянется еще с 1924 года – эти споры, разногласия и противостояние между двумя народами. И до сегодняшнего дня это все имеет место. Это надо честно признать.

«Азаттык»: А когда этот вопрос разрешится?

Жениш Разаков: Смотрите… Недавно только на месте побывали президенты двух стран, призвали народы к миру и согласию. И мы сейчас ставим перед местными властями задачу, что у них в приоритете должно быть объединение народов, достижение между ними понимания. В этом направлении ведется большая работа, приезжают делегации, проводим детские фестивали, укрепляем сотрудничество между спортсменами двух стран.

Но из-за того, что у каждой стороны есть свои интересы, напряжение пока остается. Мы не должны говорить, что этого нет. Это будет неправильно. Напряжение есть. Таджикская сторона пытается открыть отдельный коридор в анклав Ворух. Но мы им его предоставить не можем. Потому что там посередине есть наше село Ак-Сай.

«Азаттык»: Это же обусловит появление нового анклава, если появится коридор?

Жениш Разаков: Да, так и получится. Поэтому предоставить коридор мы не можем.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад