13 октября 2019 13:40

Пограничный конфликт между союзниками по ОДКБ

С начала года в приграничных районах между Кыргызской Республикой и Таджикистаном отмечено 12 конфликтных инцидентов и, как это уже принято, в каждом случае стороны обмениваются взаимными обвинениями. Половина случаев приграничных столкновений приходится на спорный участок территории между жителями (преимущественно молодым поколением) кыргызского села Ак-Сай и таджикского села Ворух. Первый случай произошёл в марте, когда соседи двух пограничных сёл пошли на открытое противостояние из-за начала кыргызскими властями строительства объездной автодороги Кок-Таш — Аксай — Тамдык на спорном участке границы. Позже к конфликтующим сторонам присоединились сотрудники пограничных служб (ПС) Кыргызстана и Таджикистана. В результате применения оружия два человека погибли, а напряжённость на границе сохранялась пять дней.

В апреле, июле и сентябре стычки повторились, а самым серьёзным считается июльский конфликт, причиной которого стало установление флагштока жителями таджикского села Ворух на въезде в село, окружённое территорией Баткенской области Кыргызской Республики. Нам удалось выяснить, что с начала между жителями приграничных сёл завязалась словесная перепалка, в результате которой одна из сторон применила оружие. Стрельба велась гражданскими лицами из охотничьего оружия.

В результате данного инцидента один человек погиб, а десятки получили ранения различной степени тяжести. С целью предотвращения инцидента и недопущения его эскалации сотни людей из близлежащих населённых пунктов были эвакуированы. В конце июля президенты Таджикистана и Кыргызской Республики провели встречу на границе двух центральноазиатских республик, в ходе которого были затронуты также вопросы делимитации и демаркации государственных границ. Однако, как мы видим, ищутимых измений после этого не произошло.

В течение лета два раза обострялась ситуация в пограничных сёлах Таш-Тумшук и Кок-Таш, и в обеих случаях жители села были недовольны началом прокладки участка дороги на спорной территории близ границы. Именно инфраструктурные проблемы и борьба за доступ к воде чаще всего становятся поводом для взаимных возмущений. Но фактически, мы видим, что нарушить спокойствие и спровоцировать конфликт между двумя союзниками по ОДКБ может любая активность на неописанной территории. Соответственно, конфликты в приграничной зоне возникают регулярно.

В мае в селе Кара-Бак разногласия начались из-за кладбища на неопределённом участке границы; в июне в селе Искра из-за требования местных жителей снести дом на спорной территории; в августе конфликт в населённых пунктах Марказ и Арка возник из-за забора на спорной территории. Столкновения последних дней в селе Максат (Баткенская область Кыргызской Республики) разгорелись также из-за стройки объектов на спорном участке границы. В результате вооружённого столкновения с применением миномётов четверо военнослужащих погибли (1 кыргызский и 3 таджикских), а десятки человек пострадали.


 Основные очаги пограничных столкновений за 2019 год.

Ретроспектива конфликта

Сначала 1990-х годов после развала Советского Союза кыргызско-таджикский участок государственной границы периодически становится зоной конфликтов между местным населением или пограничниками двух независимых республик. Как мы уже отметили, основная причина таких противостояний – это неделимитированные участки, где невозможно определить, где пролегает граница между двумя государствами.

На сегодняшний день протяжённость кыргызско-таджикской границы составляет 970 км, из которых несогласованными остаются 519 км (более 53%). Корни данной проблемы начинаются с процесса национально-территориального размежевания в СССР в период коренизации в 1930-ые годы. Тогда, как известно, зачастую границы прокладывались не по ареалу проживания этнических групп, возможно, с целью их разделения для создания системы сдержек и противовесов. 

В результате такой политики на сегодняшний день вдоль кыргызско-таджикской границы образовалось примерно 70 спорных участков. Спорные участки, в основном, расположены на территориях, где с Согдийской областью Таджикистана граничат Баткенская и Ошская области Кыргызстана.

Межправительственная комиссия по делимитации и демаркации границы между Таджикистаном и Кыргызской Республикой до сих пор не может прийти к обоюдному согласию по поводу чёткого определения линии границы из-за того, что Таджикистан предлагает работать с документами и картами 1924-1927 годов, а Кыргызстан за основу берёт карты периода 1958-1959 и 1989 годов. Таким образом, власти Бишкека претендуют на 2,5 тыс. гектаров земли (25 км2) на нынешней территории Таджикистана. Власти Душанбе, в свою очередь заявляют, что в советское время земли и пастбища Таджикской ССР были отданы в аренду соседям-кыргызам, в результате чего около 143 тыс. гектаров таджикской земли (1430 км2) оказались на территории современной Кыргызской Республики. Важно понимать, что в таких регионах (Кыргызстан и Таджикистан – это горные страны) всегда очень сложно проводить границы, так как плодородной земли и водных ресурсов не хватает.

Однако, необходимо отметить, что страны затянули с демаркацией и по объективным причинам. В Таджикистане до 1997 года шла гражданская война, а в Кыргызской Республике в 2000-е годы одна революция (или государственный переворот) сменялась другой. В связи с этим у жителей на приграничной территории сформировалась уверенность в том, что власти забыли о них, и теперь они сами должны решать, как им жить дальше.


Кадры гражданской войны в Таджикистане в 1990-ые годы.

К слову, аналогичная проблема была распространена почти на всём пространстве Советского Союза. К примеру, в результате размежевания армяно-азербайджанской границы армянонаселённые Нахиджеван (ныне Нахичеванская Автономная Республика) и Нагорный Карабах (ныне Республика Арцах) оказались в составе Азербайджанской ССР со всеми вытекающими событиями в постсоветский период.

Проблема наркотрафика и терроризма

Сначала 1990-х годов в регионе активно проходит наркотрафик из Афганистана, что превращает это место в «серую зону», где различные преступные группировки и местные общины имеют не меньший авторитет, чем представители власти . Казалось бы, проблема распространения и транзита наркотиков на территории Центральной Азии актуализировалась сравнительно недавно, однако за столь небольшой промежуток времени она уже сумела превратиться в настоящую угрозу безопасности всего региона.

Центральная Азия входит в так называемый «Северный маршрут» транспортировки наркотических средств из Афганистана в Российскую Федерацию и страны Европы. Согласно подсчетам экспертов ООН, через этот коридор проходит около 30% производимого в Афганистане героина. Наиболее часто для нелегальной транспортировки наркотиков используется территория Ферганской долины (межгорная впадина в горах Центральной Азии), где сложились благоприятные для наркобизнеса условия: несовершенство законодательства, недостаток таможенного и пограничного контроля, коррумпированность чиновников.

Помимо всего прочего, это один из наиболее дешёвых маршрутов транспортировки наркотиков из Афганистана. Только через Таджикистан ежегодно проходит до 100 тонн героина, что эквивалентно годовому спросу на наркотики на рынках Северной Америки и Западной Европы. Согласно статистике EMCDDA, на долю Таджикистана приходится 55-60% всех наркотиков, изымаемых из оборота по СНГ. Достаточно оживленное движение потоков наркотических средств наблюдается и через Кыргызскую Республику. По территориям южного и юго-восточного областей данной страны пролегают существенные маршруты перемещения наркотиков из Афганистана. В наркобизнес вовлечены различные группы кыргызского населения, и объём перевозок запрещённых веществ и препаратов с каждым годом лишь увеличивается.


Мировые потоки героина азиатского происхождения.

На сегодняшний день серьёзной проблемой является чётко установленная устойчивая взаимосвязь между наркоторговлей и терроризмом. Имеющий трансграничный характер в данном регионе, терроризм довольно тесно связан с наркоторговлей, доходы от продажи которого идут на финансирование и поддержку различных террористических группировок.

В свою очередь, радикальные исламистские группировки активно подогревают конфликт между Таджикистаном и Кыргызской Республикой с целью реализации проектов заинтересованных внешних сил. К примеру, в обеих республиках находятся российские военные базы и объекты, контролирующие стратегические районы, граничащие с Китаем и Ираном. Если там начнётся конфликт, то это большая головная боль не только для местных властей, но и для Москвы, Пекина и Тегерана.

Более того, формирования ДАИШ («Исламское государство Ирака и Леванта») в Афганистане, где много таджиков и кыргызов (суммарно более 1/3 от населения страны), сейчас придвинуты к самым границам Таджикистана, например, в Бадахшане (Горно-Бадахшанская автономная область Таджикистана), откуда они активно проникают в регион Центральной Азии.


 Этническая карта Афганистана (2018).

Страны Центральной Азии, в частности Кыргызская Республика и Таджикистан, пережили непростой четвертьвековой период дезинтеграции постсоветского пространства и становления национальных республик с присущими ему экономическими, политическими, социальными и культурными реформами, что способствовало ухудшению ситуации в сфере борьбы с наркоугрозой и терроризмом. С каждым годом эти вопросы в странах Центральной Азии становятся масштабнее и всё больше проявляются её негативные последствия, которые вызывают необходимость вовлечения внешних глобальных акторов, способных найти пути разрешения конфликта. 

Конечно, основная проблема Бишкека и Душанбе лежит не за их пределами, а в них самих. Однако, учитывая, что обе республики являются союзницами по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), то необходимо, чтобы высшее руководство данной организации приложило более серьёзные усилия в процесс разрешения приграничного конфликта между Кыргызской Республикой и Таджикистаном.

Более того, в провозглашаемых целях ОДКБ чётко обозначено (Ст. 3 Устава ОДКБ), что деятельность организации направлена на «укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов». Если приоритет в достижении этих целей государства-члены отдают политическим средствам, то необходимо хотя бы организовать саммит по принуждению к миру с целью снижения градуса напряжённости на границе двух государств. Поскольку в противном случае падает не только авторитет, но и в целом смысл такого военно-политического союза, который не в силах даже обеспечить мир между странами-членами, однако ставит перед собой цель по укреплению международной и региональной безопасности.

Последние события на мировой арене доказали, что силовым путём невозможно решить приграничные споры. Только твёрдая воля политической элиты двух центральноазиатских республик, а также посреднеческая роль военно-политического союза ОДКБ, в который входят Бишкек и Душанбе, способны решить накопленные за десятилетия вопросы и не дать им перерасти в масштабный военный конфликт.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад