18 октября 2019 12:00

Туркменистан несет заоблачные траты

Туркменистан – заклятый враг открытого интернета. Ашгабат, как сообщается, тратит огромные деньги на то, чтобы граждане страны не имели свободного доступа к нужным сайтам.

Как сообщил 13 октября расположенный в Амстердаме веб-сайт Turkmen.news со ссылкой на исследование шведской неправительственной группы Qurium Media Foundation, телекоммуникационное ведомство Туркменистана с июля блокирует доступ к сервисам облачного хранилища Google.

Причина очевидна – Turkmen.news размещен в Google.

Туркменистан – ярый противник открытого интернета. Ашгабат, как сообщается, тратит огромные средства на то, чтобы граждане страны не имели свободного доступа к нужным сайтам.

Как ранее выяснил Qurium, в Туркменистане не так много категорий сайтов, не подлежащих блокировке. Под запретом чаще всего новостные ресурсы, социальные медиа и порнографические веб-сайты, хотя «под раздачу» также попали PayPal и игровой сайт Pokemon Showdown.

Как сообщалось в феврале на сайте РСЕ/РС, правительство, по некоторым утверждениям, заключило контракт с мюнхенской компанией Rohde & Schwarz на технологии, способные помочь властям обнаруживать и блокировать веб-сайты, а также отслеживать пользователей интернета и мобильных устройств. Rohde & Schwarz отрицает, что содействует подобной порочной практике, но в то же время не раскрывает, чем именно занимается в Туркменистане.

Вскоре правительство может поручить свою онлайн-безопасность еще более скрытным структурам. После встречи туркменского лидера Гурбангулы Бердымухамедова с президентом России Владимиром Путиным 11 октября в рамках регионального саммита, состоявшегося в Ашгабате, государственное информационное агентство объявило о планах будущего сотрудничества в области кибербезопасности.

Некоторые формулировки из совместной декларации заслуживают особого внимания. В какой-то момент лидеры двух стран призвали «мировое сообщество принять все необходимые меры по предотвращению использования информационно-коммуникационных технологий для вмешательства во внутренние дела суверенных государств». На фоне углубляющегося сотрудничества Москвы и Пекина с целью ограничения нежелательного онлайн-контента это уже выглядит как усилие регионального масштаба по созданию политически «очищенного» интернета. Об этих инициативах разговоры идут уже давно.

Мотивы туркменской цензуры нетрудно понять. Новости о Туркменистане в международных СМИ носят по большей части негативный характер.

К примеру, снова сообщается о нехватке продовольствия. По данным Turkmen.news, в стране острый дефицит яиц. Те яйца, которые удается найти, очень дорогие и иногда сомнительного качества.

5 октября Радио «Азатлык» (туркменская служба РСЕ/РС) передало, что хлопковое масло продается в городе Мары в три раза дороже обычного. В некоторых случаях, как сообщается, покупателям отпускают хлопковое масло только при условии, что они докупят сливочное масло с истекшим сроком годности.

Скорее всего, это связано с другой проблемой – плохим урожаем хлопка в Марыйском и Лебапском велаятах (областях). Хотя у фермеров есть возможность использовать принудительный труд, похоже, что урожай пострадал из-за недостатка гербицидов и позднего сева.

Туркменский хлопок, как и узбекский, начинает привлекать нежелательное международное внимание. Погранично-таможенная служба Соединенных Штатов Америки, подразделение Министерства внутренней безопасности, в прошлом году запретила ввоз туркменского хлопка и хлопковых изделий на основании того, что в их производстве с санкции властей используется принудительный труд.

Однако «Азатлык» своим расследованием поднял на этой неделе вопрос о том, не продолжает ли расположенный в Вирджинии бренд Goza продавать туркменскую продукцию через eBay и Walmart, просто наклеив этикетки «Сделано в Пакистане».

Всякий раз, пытаясь вести бизнес за пределами своих границ, Туркменистан сталкивается с проблемами. Свежий пример – газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ).

В начале этого месяца министр экономики Афганистана Мустафа Мастур, отчитавшись по данному проекту перед афганскими законодателями, был подвергнут «допросу с пристрастием» со стороны Шера Мохаммада Ахунзады, члена парламента от провинции Гильменд, по территории которой, согласно плану, должен пролегать ТАПИ. Ахунзада предупредил, что при существующем положении вещей реализация проекта может затянуться на десятилетия.

Оценка Мастура была далеко не обнадеживающей. По его подсчетам, для финансирования строительства только в Афганистане может потребоваться от 9 до 12 млрд долларов. Правда, не совсем ясно, откуда у министра такая ошеломляющая цифра, значительно превышающая предварительную оценку затрат на завершение ТАПИ. Мастур также заявил, что Ашгабат отверг предложения американских инвесторов, желающих принять участие в проекте, при этом не назвав ни одну из этих компаний.

Тревожные новости поступают и из Пакистана. 7 октября расположенная в Лахоре газета Daily Times сообщила, что Мобин Саулат, управляющий директор государственного трубопроводного девелопера Inter State Gas Systems (ISGS), подозревается в хищении около 40 млрд пакистанских рупий (26 млн долларов), предназначенных на технико-экономическое обоснование ТАПИ.

13 октября расположенная в Карачи газета Express Tribune в явно более радужных тонах сообщила о планах туркменской делегации посетить Исламабад для окончательной подготовки к запуску проекта. Приводя доводы в пользу скорого начала работы, газета процитировала слова одного из официальных лиц: «Пакистан уже заверил в том, что будет продвигать проект ... все препятствия будут устранены».

Кто же этот чиновник-оптимист? Разумеется, Саулат.

Однако даже завершенные проекты в Туркменистане оказываются проблемными.

Построенный Беларусью Гарлыкский горно-обогатительный комбинат для производства калийных удобрений открылся в марте 2017 года, но с треском провалил планы по объему производства. Это стало причиной разбирательств между Минском и Ашгабатом. Взаимные претензии пришлось решать в арбитражном суде.

Белорусский Белгорхимпром заявляет, что ему причитается около 150 млн долларов за работу, проделанную над проектом. Туркменистан же утверждает, что Белгорхимпром не завершил строительство должным образом.

Впрочем, не исключено, что противоборствующие стороны зароют топор войны. Недавно назначенный посол Беларуси в Туркменистане Вячеслав Бескостый 9 октября, в свой первый день на новом посту, сообщил государственным СМИ, что Туркменистан выразил готовность пойти на компромисс.

По словам Бескостого, на следующий день белорусский вице-премьер Игорь Ляшенко прибыл в Ашгабат для переговоров. Президент Беларуси Александр Лукашенко находился здесь же, участвуя в саммите глав государств Содружества Независимых Государств (СНГ) 10-11 октября.

Лукашенко встретился с Бердымухамедовым. Однако никаких договоренностей достигнуто не было. Белорусские государственные СМИ сообщили лишь о том, что Лукашенко поручил команде Ляшенко разработать «дорожную карту возможных решений». Ляшенко сказал, что они намерены представить свои предложения до конца года.

Вся эта история обернулась печальными последствиями для села Гарлык в Лебапском велаяте. Поселок был образован на пустом месте в 2011 году как база для калийного комбината и других промышленных предприятий. Расположенная в Вене «Хроника Туркменистана» недавно сообщила, что местным жителям не позавидуешь – многие из них не имеют работы или им не платят в течение нескольких месяцев, в то время как местная община страдает от отсутствия большинства элементарных благ цивилизации.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад