21 октября 2019 11:00

Казахстан. Если бы не выборы президента, курс тенге был бы 420-430 за доллар

Тенге поддерживают трансферы из Нацфонда, но такая модель долго не протянет.

Международный валютный фонд (МВФ) опубликовал октябрьский экономический прогноз. В нем были пересмотрены данные по Казахстану. В частности, прогноз роста ВВП на 2019 год был повышен с 3,2 до 3,8%, а на 2020 год — с 3,2 до 3,9%.

По словам экономиста Петра Своика, это примерно отвечает реалиям внешне ориентированной экономики Казахстана, но несколько оптимистичен.

Цифры не показывают полной картины

— Да, по состоянию на 1 сентября ВВП по сравнению с 2018 годом вырос на 104,1%, однако здесь играет роль и девальвация тенге. В то же время экспорт составил только 96,3%, импорт же дал 111,7%. И это неприятная вилка

У нас вся модель основана на том, что большая часть производимого экспортируется, а значительная часть потребляемого импортируется. Такая модель устоялась, она работоспособна, но серьезного роста уже не обеспечит. К тому же в ней задействована меньшая часть населения Казахстана. А большая живет вне такой модели и ее прогнозов. Кстати, такой показатель, как ВВП, важен для стран, осуществляющих национальную кредитную эмиссию. А мы к ним не относимся, — отмечает экономист.

В чем проблема существующей модели?

По словам П. Своика, казахстанские банки поднялись на перепродаже внешних денег.

— Внутри страны не создается собственных ни кредитных, ни инвестиционных ресурсов. Мы молимся на внешние — на иностранных инвесторов, потому что казахстанского инвестора нет. Наш тенге — это казахский доллар, а все события происходят вокруг доллара настоящего, — утверждает он.

По мнению Своика, оценивая экономическую ситуацию в РК, стоит учитывать и прогноз Нацбанка. Согласно ему, в 2019 году общие объемы экспорта и импорта в Казахстане будут меньше, чем в 2018, а сальдо текущих операций платежного баланса уйдет в минус.

Тенге придется тяжело

— В связи с этим давление на нацвалюту будет усиливаться. Сейчас тенге уже несколько месяцев стоит на месте. И вовсе не по экономическим, а чисто по политическим причинам — курс отечественной валюты поддерживают из-за транзита власти.

Если бы на тенге влияли только экономические факторы, то к концу 2019 он дошел бы до 430, — утверждает экономист.

Своик убежден, что потенциал экспортно-сырьевой модели казахстанской экономики ограничен.

Нет стимуляторов, которые бы позволили ей бойко развиваться. Пределы экспорта медленно подошли к своему физическому барьеру. Мы не можем существенно увеличить добычу нефти, черных и цветных металлов и их продажу за границу.

Это приводит к тому, что недостаток валютной выручки приходится компенсировать трансферами из Нацфонда

Недавно Касым-Жомарт Токаев заявил, что траты из Нацфонда надо сокращать и брать оттуда деньги только по мере острой необходимости, — отмечает Петр Своик.

В России ситуация лучше

При этом, по его словам, уменьшение запасов Нацфонда не катастрофическое — денег в нем достаточно много. Но факт остается фактом: еще с 2014 года Нацфонд работает не в накопительном, а расходном режиме. Иначе не удается поддерживать экономическую активность и курс тенге.

— При этом в России внешняя экономическая ситуация сейчас лучше, чем у нас. И это при всех наложенных на нее санкциях. Потому что экспорт все же более диверсифицированный. У них есть не только нефть, но и газ, который дает им даже больше выручки.

Также есть «оборонка» и «Росатом» с «Роскосмосом». В общем, приход валюты в Россию происходит гораздо живее, что делает их платежный потенциал гораздо лучше нашего, а валютный резерв не расходуется, а накапливается. Сейчас там порядка 535 млрд. Также надо учесть и малые затраты на обслуживание внешнего долга — он не велик. А в связи с этим и российский рубль достаточно тверд и даже время от времени укрепляется, — замечает экономист.

Единственный путь

По его мнению, учитывая, что экономическая ситуация в Казахстане несколько хуже, за привычный канат, держа тенге к рублю на уровне 1:5, удержаться не удалось, и курс стал отползать.

— Наша экспортно-сырьевая модель дальнейшего развития нам уже не даст. Вопрос лишь в том, сколько мы еще на ней продержимся, топчась на месте и расходуя запасы Нацфонда.

Изменить что-то сможет евразийская интеграция, но она пока действует только в торговом формате, а торговля с Россией для нас сильно убыточна.

Поэтому объединение с Россией, совместное решение инвестиционных проблем и введение единой валюты поможет устранить этот резкий дисбаланс в торговле и экономике. Других путей, которые для нас были бы перспективными, у нас нет, — заключает Петр Своик.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад