13 ноября 2019 20:11

Кому и зачем нужно разрушение мировой договорной базы в сфере разоружения?

Ольга Сухаревская, магистр внешней политики, правовед — для Sputnik

Тот самый Договор о ракетах средней и меньшей дальности

Первенцем международных соглашений, касающихся ограничения стратегических вооружений "ядерного века" стал Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, подписанный в августе 1963 года Великобританией, Советским Союзом и США. Потом было много других, двусторонних и многосторонних соглашений. Часть из них соблюдается сторонами, часть устарела и была заменена обновленными редакциями, а часть расторгнута.

Наибольший шум произвело прекращение действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанного еще Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом в 1987 году. Его заключение было продиктовано размещением США в Европе соответствующих ракет, нацеленных на объекты в наиболее густонаселенной европейской части СССР, а Советским Союзом – направленных на Европу. Подлетное время как "Першингов", так и советских СС-4, СС-5, СС-20 составляло 6-8 минут, что давало возможность Соединенным Штатам нанести молниеносный "обезглавливающий" удар по советским командным пунктам. При этом советские мобильные грунтовые комплексы создавали угрозу ответного удара, так как поразить их было очень проблематично. Именно они и "пошли под нож" в первую очередь.

Условия ДРСМД запрещали разработку новых ракет с дальностью действия от 500 до 5 000 километров. При этом Договор не касался ракет морского базирования, включая крылатых. Например, американские "Томагавки" вполне могли заменить "сухопутных коллег" при пуске из акваторий Средиземного, Балтийского и Норвежского морей.

Поводом для выхода США из ДРСМД, о чем было объявлено 1 февраля 2019 года, стало безосновательное обвинение России в нарушении условий Договора в связи с появлением в составе комплекса "Искандер" крылатой ракеты (КР) 9М729. При этом сами США еще за два года до этого официально выделили бюджетные ассигнования на разработку крылатых ракет воздушного базирования средней дальности с дальностью полета 1000 километров. Также Вашингтон объявил о размещении в Польше и Румынии элементов ПРО, противоракеты которых запускаются из контейнера Мк.41, разработанного для пуска "Томагавков" с ядерной "начинкой" и дальностью полета 2200 километров. Несмотря на заверения американской стороны о том, что Мк.41 не способны использоваться для запуска сухопутных вариантов "Томагавков", уже в августе 2019 его испытали с этими КР.

В ответ на шаги США Россия также приостановила свое участие в ДРСМД, и 2 августа Договор прекратил действие.

А кроме того, как сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров, в качестве зеркального ответа на действия США Россия приступает к разработке ракет средней и меньшей дальности. При этом, для сохранения глобальной предсказуемости в ракетной сфере, Россия не будет размещать где бы то ни было наземные ракеты – до тех пор, пока в том или ином регионе не появятся американские либо европейские РСМД.

"Обычные" вооружения и открытое небо

Договор об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ) был плодом межблокового противостояния. Его первый вариант был подписан в ноябре 1990 года и предусматривал уравнивание (с количественным сокращением) обычных вооружений НАТО и Варшавского договора – танков, боевых бронированных машин, артсистем калибром свыше 100 миллиметров, самолетов, ударных вертолетов и другой военной техники. Однако после распада вначале Организации Варшавского договора, а потом и СССР, а также расширения НАТО на восток баланс сил оказался нарушен.

© AFP 2019 / WOJTEK RADWANSKIКитайские СМИ рассказали, что удерживает США от нападения на РоссиюИсправить положение должно было Соглашение об адаптации ДОВСЕ, подписанное в 1999 году в Стамбуле. Но исправить не получилось: новые страны НАТО (Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия) уклонились от оформления изменений в "групповых" квотах. Прибалтика в полном составе вообще отказалась подписывать данный документ, создав территорию, "свободную от действия" указанного Соглашения. В том числе — и в вопросе размещения иностранных военных контингентов и боевой техники. Не было оно ратифицировано и рядом стран НАТО под предлогом существования российских военных баз в Грузии и на территории неконтролируемого Молдовой Приднестровья.

Поскольку данная ситуация создавала угрозу безопасности Северо-Западного региона РФ, российская сторона была вынуждена вначале отказаться от допуска на свою территорию наблюдателей, контролирующих его исполнение, а в 2015 году и вовсе вышла из участия в Совместной консультационной группе по ДОВСЕ.

Схожая судьба ожидает и Договор по открытому небу (ДОН), но уже по американской инициативе. Данное соглашение предусматривает инспекционные полеты специально оборудованных и сертифицированных самолетов над территорией друг друга для контроля за военной деятельностью.

Поводом для запрета полетов над США стала просьба РФ сертифицировать оборудование двух новых самолетов серии "Открытое небо". Американские конгрессмены посчитали инспекционные полеты над своей территории "шпионскими", "вредящими национальным интересам". При этом выход из ДОН на руку именно США: сохраняя возможность получения информации от своих партнеров по НАТО, не вышедших из данного соглашения, они устраняют возможность контроля над своей территорией со стороны России. И хотя часть информации, получаемой при российских облетах, возможно "снять" при помощи спутников, полнота контроля при этом все же страдает.

Не можем выиграть — меняем правила?

Присмотревшись к тому, когда и какие именно договоры и соглашения заключались и разрывались, нельзя не заметить закономерности: переговоры достигали успеха тогда, когда США и их союзники отчаивались получить явное преимущество иными способами, кроме как лишив СССР или Россию возможности добиться технического превосходства. Но стоило американцам вырваться вперед — все пускалось прахом. Как, например, было с ДРСМД или ДОВСЕ. Стоило появиться технологии, позволяющей под легендой размещения средств ПРО для защиты от несуществующих иранских ракет обеспечить войска НАТО сухопутными стартовыми комплексами ракет средней дальности, как Договор об РСМД стал не нужен.

© Sputnik / Илья ПиталевГде США могут установить ракеты после выхода из ДРСМД, рассказал ШойгуТеперь идут попытки запретить через ООН гиперзвуковое оружие, в разработке которого США отстали от России, таковым уже обладающей. И нет ни малейших сомнений в том, что нужда в таком запрете пройдет, как только Штатам удастся создать нечто подобное собственного производства.

Все это удивительно напоминает действия джентльмена из анекдота, который, если не может выиграть, меняет правила игры.

СНВ-3, или остатки международной безопасности

Сегодня единственный действующий между Россией и США договор в области ограничения вооружений – это Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). И только его продление поможет избежать окончательного развала контрольных механизмов в ракетно-ядерной сфере.

"США последовательно ведут линию на демонтаж всей существующей системы договоров по ограничению как обычных, так и ядерных вооружений. После выхода из ДРСМД сейчас вплотную обсуждается вопрос о прекращении действия договора СНВ-3 после 2021 года. И в США уже заявляют на различных уровнях, что либо Договор будет прекращен, потому что он не выгоден Америке, либо Белый дом предложит России и Китаю заключить договор на новых условиях, более выгодных Соединенным Штатам", — считает военный эксперт Борис Рожин.

По мнению Рожина, из-за таких действий США остатки системы международной безопасности могут быть полностью демонтированы.

© Фото / из личного архива Алексея АнпилоговаАнпилогов: США создали крылатую ракету задолго до выхода из ДРСМДВ свою очередь замглавы МИД РФ Сергей Рябков в ходе Московской конференции по нераспространению, состоявшейся в начале ноября, заявил, что Россия весьма обеспокоена ситуацией относительно Договора о СНВ, срок действия которого истекает в феврале 2021 года. Он подчеркнул, что в нынешних условиях продление ДСНВ — это, видимо, единственный разумный шаг, который бы позволил не допустить окончательной деградации ситуации в сфере стратегической стабильности, избежать обрушения контрольно-ограничительных механизмов в ракетно-ядерной сфере, получить время для того, чтобы дальше прорабатывать подходы, в том числе к новым вооружениям и военным технологиям, думать над методами контроля над ними.
Назад