15 ноября 2019 16:00

О рисках валютного дефолта в Таджикистане, и как его предотвратить

Дальнейшие ограничения рынка со стороны НБТ могут вызвать кризис неплатёжеспособности по ключевому импорту, а дальше - дефицит, рост цен, сокращение деловой активности, замедление роста экономики.

Последние месяцы валютный рынок Таджикистана, находится под сильным давлением растущего спроса, на фоне достаточно неэффективных попыток регулятора, в лице Национального банка регулировать рынок путём административных мер, ограничений и запретов, что в перспективе угрожает развитию и росту экономики малого бизнеса и в целом текущей модели роста, основанной на потреблении.

Все началось в 2016 году, когда новое руководство Национального банка Таджикистана, в целях стабилизации рынка валюты, сохранения и увеличения на тот момент, почти исчерпанных международных валютных резервов, пошло на неординарные, и кардинальные меры по закрытию спекулятивной сети, частных обменных пунктов. А также, наведению порядка на рынке, в том числе с использованием административных мер.

Действия регулятора, себя вполне оправдали, учитывая сложность ситуации на тот момент, и помогли стабилизировать курс, предотвратить скачок инфляции, сохранить, и далее пополнить валютные резервы страны.

Однако, со временем, данные меры, также вызвали растущий дефицит, и неудовлетворённый спрос на рынке валюты, как для частного потребления финансирования импорта, малого, и среднего бизнеса, так и финансирования стратегических, и инвестиционных. Излишний контроль рынка, способствовал сокращению потребительского импорта, и деловой активности.

Сегодня, ситуация обостряется растущими потребностями бюджетного финансирования, в том числе в инвалюте, как, например, для финансирования разного рода капитальных инвестиционных проектов, особенно Рогунской ГЭС, которые не всегда обоснованы экономическим ростом внешнего долга и, соответственно, обязательствами по его обслуживанию.

Помимо этого, недавняя плохо продуманная, и в принципе, как оказалось, бессмысленная, массовая, фискальная эмиссия, необеспеченных ресурсов со стороны прежнего руководства Минфина, для спасения «системных» банков, в размере более 3 миллиардов сомони, также способствовала росту спроса, и давления на курс национальной валюты.

Печальная статистика

Под давлением данных, и прочих объективных факторов, в 2018-2019 годы официальный курс, был умеренно девальвирован на 10% - с 8.81 до 9.69 сомони, за доллар США.

Несмотря на это, спрос вырос, и удовлетворять его рыночными методами стало ещё сложнее. Дефицит валюты в банках увеличился и населению после долгой очереди можно было покупать лишь до 200 долларов на человека.

Неудивительно, и, несмотря на отрицание сего факта властями, в стране успешно возник «чёрный рынок», на котором можно приобрести 1 доллар за 10 сомони, и выше. Данное заключение, подтверждается авторитетными международными экспертами.

Согласно, другим оценкам международных институтов, МВФ и Всемирного банка, валютный рынок в Таджикистане, по-прежнему строго регулируется Нацбанком, который ограничивает доступ к твердой валюте, косвенно ограничивает импорт, и стимулирует развитие неофициального рынка.

Ежедневные потребности страны, порядка 24 млн. долларов США, удовлетворяются лишь частично.

Таким образом, Таджикистан нарушает статью 8, Соглашения с МВФ, о недопустимости валютного контроля, приводящего к растущему расхождению курсов, и появлению нелегальных рынков валюты. Данное обстоятельство, достаточно серьёзный звонок, требующий внимания, так как может препятствовать в будущем, в получении страной доступа к финансированию, в рамках программ МВФ.

С другой стороны, поставив себя в роль регулятора в лице НБТ, можно понять обеспокоенность властей Таджикистана, рисками либерализации рынка, для устранения разрыва курса, и ликвидации черного рынка, в результате девальвации. Это с одной стороны, может стабилизировать спрос, ликвидировать черный рынок, насытить предложение на рынке валюты.

Но в условиях высокой зависимости от импорта в экономике страны может также взорвать цены, и инфляцию, а значит вызвать серьезные социальные проблемы, и даже вполне возможно, привести к дефолту по части долларовых кредитов в банках, со слабой базой резервов, и активов.

Также, резко усложнить перспективы обслуживания уже высокого, и растущего внешнего, и гарантированного государством долга, крупных госпредприятий.

На фоне растущего давления, и неудовлетворенного спроса на рынке валюты, фундаментальные, и структурные факторы экономики, выглядят тоже не очень благоприятно, как видно из статистики платежного баланса страны. Так, импорт за 9 месяцев текущего года, по данным Статагентства, более чем в три раза превышал экспорт (2,2 млрд. против 700 млн. долларов США), при том, что финансирование торгового дефицита, стало более проблемным.

В частности, переводы мигрантов сократились на 4,2%, в том числе, в результате не совсем разумного решения регулятора  - выдавать переводы  российских рублей, в сомони по официальному курсу, на котором клиенты теряют порядка 5 процентов, потеря довольно существенная для бедных семей трудовых мигрантов.

Соответственно, можно предположить, что многие мигранты, стали снова переходить на неофициальные схемы, и каналы денежных переводов, как это существовало до 2000-х годов.

При этом  переводы, в соседние страны - Узбекистан, и Кыргызстан, за тот же период, выросли приблизительно на 5-7 процентов, что косвенно дает возможное представление, о потерях официального рынка рублевых переводов в Таджикистан.

Дальше - дефицит и рост цен?

Дальнейшие ограничения рынка, будут играть против роста экономики, и могут вызвать кризис неплатёжеспособности по ключевому импорту.

По некоторым данным, уже начались сокращения, и временные увольнения рабочих, и персонала, на стройке Рогунской ГЭС, возможно ввиду проблем с финансированием, и оплатой импортных контрактов и поставок. Компании-поставщики ГСМ, также испытывают сложности с конвертацией сомони в рубли, что чревато сокращением поставок, и дефицитом на рынке ГСМ.

Сокращение поставок ключевых импортных товаров, и продуктов, даже при текущем курсе, может вызвать дефицит, и рост цен, сокращение деловой активности, а значит замедление роста экономики.

С другой стороны, растут обязательства по обслуживанию внешнего долга, в том числе сроки оплаты по евробондам, привлеченным на строительство Рогунской ГЭС, долгам КНР, и международных финансовых институтов. Это также требует, существенных валютных ресурсов, которые в случае девальвации, могут резко вырасти в эквиваленте национальной валюты.

Очевидно, что найти оптимальное политическое решение, и золотую середину в стабилизации валютного рынка, сложно, особенно, исключительно в пределах полномочий Нацбанка. На фоне ориентации экономики на импорт, и потребление нерешённых проблем, в части импортозамещения основных товарных рынков, проблем в части привлечения инвестиций, и расширения географии, и видов экспорта, одними мерами Нацбанка, решить ситуацию с платежеспособностью, и стабилизацией рынка валюты, сделать очень сложно.

В средней, и долгосрочной перспективе, давно необходимы реальные, а не бумажные конкретные меры в части структурных реформ, со стороны правительства, в направлении изменения структуры экономики, увеличения экспортного потенциала, и привлечения инвестиций, создания более благоприятных условий для малого и среднего бизнеса, привлечения туризма, стабилизации, диверсификации, и развития финансового рынка.

Между тем, в текущей краткосрочной ситуации реальной помощью, в повышении ликвидности валютного рынка, могли бы стать доступом к ресурсам международных финансовых институтов, МВФ, Всемирного Банка, АБР, и Евразийского Банка в виде бюджетной поддержки, и программы финансирования МВФ.

Однако, для этого необходима, сильная политическая воля в согласовании программы мер политики реформ, по которым пока нет явного согласия со стороны правительства, что касается в первую очередь разрешения ситуации с проблемными банками, реформой корпоративного и финансового управления банковского сектора. Энергетического сектора, управления внешним долгом, прозрачности и подотчётности бюджетных расходов, и пр.

Понятное дело, что многие реформы затрагивают интересы ряда структур, и сложны с политической точки зрения. Однако, многие страны мира, как, например, недавно Пакистан, и Аргентина, сознательно пошли на сотрудничество с МВФ, в рамках непопулярных реформ, понимая, что условия и перспективы альтернативных займов на внешних рынках, еще более сложные, а дальнейшее подсаживание на иглу, например, китайских кредитов и грантов, имеет слишком высокую политическую цену.

Нужны меры

В данных обстоятельствах, необходимы срочные меры, как со стороны регулятора в лице Национального банка, так и со стороны правительства страны в следующих направлениях:

- Умеренная девальвация, и постепенная либерализация валютного рынка, снижение разницы между официальным, и рыночным курсом. Легализация оборотов черного рынка, и ликвидация параллельного курса.

- Консолидация, и приоритетизация бюджетных расходов, сокращение неприоритетных, и представительских расходов, особенно в инвалюте, с сохранением фокуса на финансирование производственных, в том числе валютных инвестиций в промышленность, и энергетику, и минимизацией разного рода проектов, не имеющих быстрой окупаемости (правительственные здания, театры и прочее).

- Сокращение государственного аппарата, и расходов на госуправление, которые в том числе отвлекают большие суммы расходов, и закупок в инвалюте.

- Восстановление ликвидности финансового, и банковского сектора, разрешение проблем системных банков.

- Снятие административного контроля на рынке денежных переводов, который уже загоняет рынок в тень.

- В долгосрочной перспективе, меры по диверсификации экспорта, и привлечению инвестиций для снижения дефицита платежного баланса, через реформы инвестиционного климата, снятие барьеров административного регулирования, и налогового давления.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад