22 ноября 2019 12:00

Что мешает Казахстану стать вторым Сингапуром?

Именно этим, экзотическим на первый взгляд вопросом, задались участники прошедшего в среду в Нур-Султане Форума стратегических инициатив, который вот уже во второй раз организует Олжас Худайбергенов – старший партнер Центра стратегических инициатив (CSI).

Как выяснилось из выступления самого Худайбергенова, открывшего первую дискуссию форума, у наших стран много общего. К примеру, сопоставимая численность населения (18 млн. и 8 млн), а также одинаковое в процентном выражении соотношение бюджета и ВВП (17 процентов).

А дальше – дело техники. Достаточно упростить бюджетное администрирование, предоставить министерствам и подведомственным им госкомпаниям максимально возможную финансовую самостоятельность (в том же Сингапуре каждое министерство обеспечено бюджетным финансированием на 5 лет вперед), объявить налоговую амнистию, и, наконец, обнулить внешний долг государства.

- Сингапур имеет 0 долларов государственного внешнего долга, и в принципе мы можем позволить себе то же самое – особенно на фоне имеющегося Национального фонда – сообщил он присутствующим.

Вслед за этим спикер высказал не менее революционную мысль: необходимо полностью отказаться от направления внешних займов на государственные цели. Для нашего правительства, привыкшего решать любые текущие задачи за счет заемных денег, предложение прямо-таки крамольное…

Впрочем, выступавший следом замглавы администрации президента Тимур Сулейменов в присущей ему дипломатичной манере дал понять: эти идеи не лишены здравого смысла, хотя и преждевременны: и государственный, и правительственный долг исчисляют вполне приемлемыми цифрами, а без внешнего заимствования в разумных пределах государству никак не обойтись.

- Чем больше высказывается таких идей, тем легче будет сформулировать правильную, - заметил он с едва уловимой иронией. И тут же предложил свой взгляд: необходимо всячески повышать качество человеческого капитала, занятого от имени государства регулированием, надзором и участием (через те же госкомпании) в экономике. Последняя мысль прозвучала неким диссонансом посланию президента Токаева, объявившего «крестовый поход на квази-госсектор.

Между тем, замрук АП произнес еще одну замечательную сентенцию:

- Мы хорошо научились писать разные концепции и программы, взаимодействуя со Всемирным банком или ЕБРР, но потом они почему-то буксуют…

Причины этой пробуксовки ярко и убедительно объяснил другой участник дискуссии – бизнесмен и общественный деятель Маргулан Сейсембай. Не вступая, впрочем, в прямую полемику с высокопоставленным чиновником.

- Что появилось первее – экономика или государство? Конечно, экономика! – воскликнул он – Люди делились ракушками, стрелами… Но тут появилось государство…

В числе основных функций государства – отъем у богатых, активных и успешных в пользу бедных, пассивных и неспособных к созиданию. Стало быть. Государство де-факто занято дестимулированием экономики. Поэтому, убежден Сейсембай, для государства актуален не вопрос «что делать?», а вопрос «чего не делать?». Ответ – максимально НЕ участвовать в экономике. Когда в экономике слишком много государства – в ней возникает избыток бюрократических процедур.

- А что такое бюрократия? –обратился он к залу с риторическим вопросом. И сам же ответил:- Это специальный механизм по избежанию ответственности.

В самом деле, кто ответил за провалы – будь то комплексные экономические программы или конкретные проекты вроде завода по выпуску планшетов в Актау?  По большому счету «государственники», размазывая ответственность, создают условия для безнаказанности и коррупции. А коррупция, в свою очередь, тормозит развитие экономики. Убийственная в своей очевидности  логика!

Маргулан Сейсембай вышел за рамки собственно экономики, продемонстрировав притихшему залу последствия коллективной безответственности, главное из которых – утечка мозгов. По его словам, молодые, предприимчивые, креативные люди уезжают из Казахстана потому, что «мы до сих пор живем при социализме, а рассуждаем о какой-то сингапурской модели».

«70 процентов экономики – это квазигоссектор, еще процентов 10-15 завязаны на гостендеры – то есть, на долю свободного рынка остается 15…максимум 20 процентов», – констатирует он.

Но как же успешно бороться с засильем государства в экономике? По мнению Сейсембая  есть два взаимоисключающих варианта, «позволяющих быстро привести экономику в чувство. Первый – краткосрочный и сомнительный – светлая голова с железными яйцами и с широкой поддержкой общественности. А второй, «лучше которого никто еще не придумал – это демократия, политические реформы». Последние его слова вызвали в зале одобрительный шумок…

Между тем, при всей либеральной риторике нового президента вряд  ли можно сомневаться в том, какой вариант выберет Казахстан. На словах Касым-Жомарт Токаев вроде бы готов «перевернуть» многолетний императив Нурсултана Назарбаева «сначала экономика, потом политика», но в стране существуют серьезные силы, которые в этом отнюдь не заинтересованы. К тому же, люди, входящие в так называемый экономический блок правительства, пока еще не могут представить себе другого сценария.

Да и вожделенная «сингапурская модель изначально опиралась на вариант, который Маргулан Сейсембай назвал краткосрочным и сомнительным. Там по счастливому стечению обстоятельств идеи, родившиеся в светлой голове Ли Кван Ю и заработавшие благодаря его «железным яйцам» - единым для всех правилам игры, привели экономику этого города-государства к успеху.

У нас же сегодня «головы» вроде бы есть, а вот с «яйцами» определенно проблема. В результате, как заметил еще один участник форума Эльдар Абдразаков, гендиректор холдинга Centras, желание стать Сингапуром воспринимается скорее как прекрасная мечта «светлых голов» из чиновных кабинетов Нур-Султана, нежели как объективный анализ возможностей  экономики и бизнеса.

Выступление г-на Абдразакова сводилось к главной мысли: прежде, чем рваться на мировую арену, нужно уяснить: есть ли у нас компании, способные расти на 15-20 процентов в год? Таких сегодня совсем мало. Но даже если они начнут расти, как грибы после дождя , то вряд ли мы завтра проснемся в Сингапуре. Слишком уж велика разница в менталитете, в политической практике.

И когда тот же Ораз Жандосов, выступая на форуме, утверждает, что для отказа от сырьевой модели экономики достаточно политической воли, он вынужден оговариваться:

- Правда, несырьевые модели в мире разнятся – от Таджикистана до Сингапура…

За этой вроде бы мимоходом брошенной репликой – неутешительный диагноз от известного экономиста: до Сингапура высоко, а вот до Таджикистана в случае чего рукой подать.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад