6 декабря 2019, 13:30

Русский язык — это Казахстан

Международный писательский форум, организованный в сентябре с.г. Казахским Пен-клубом, - событие специфическое, не для широкой аудитории, как и должно быть. Само оно важно участникам, а последствия — всем. На деле это была конференция, собравшая профессионалов литературного перевода и писателей, так или иначе имеющих отношение к ПЕН-клубу, и приглашенных авторов из-за рубежа.

Главным событием стала презентация английского перевода трилогии Мухтара Ауэзова «Путь Абая», представленная британцами Саймоном Холлиствортом и Саймоном Геогеганом. Основой для работы этих замечательных профессионалов послужил русский перевод книги, выполненный Анатолием Кимом, который приехал по такому случаю в Алматы.

Этот пример показывает, что русскому языку в Казахстане придется, по-видимому, оставаться мостом, по которому и наследие казахской классики, и современная литература, написанная на казахском языке, будет добираться до «глобального читателя». По иронии судьбы, это может касаться и книг авторов, выступающих за сужение сферы применения русского языка в стране. Пишу это без тени злорадства, просто стараюсь быть рациональным. Ведь как раз таки рациональность  — недостающее нам качество.

Возвращаясь к форуму: запомнился акцент на переводы классики казахской литературы. При всем уважении, боюсь, что, если возобладает такой подход, то у мирового читателя сложится однобокое впечатление о состоянии дел у нас, причем не только с литературой. В пробеле, который должна бы занимать на полках современная казахстанская литература в переводах, они могут увидеть наш страх не только перед будущим, но и перед настоящим. Прошлое не сможет заполнить собой все жизненное пространство, как бы мы ни старались. С другой стороны, порадовала новость о том, что форум Пен-клуба в следующем году будет полностью посвящен современным «молодым» писателям - казахским, русским, русскоязычным и казахстанским.

Да, настоящее наше таково, что нам пока сложно определиться в терминологии. Дискурс непростой, опасный – подозреваю, что он снова упрется в русский язык.

В одной из научных статей, найденных мной в открытом доступе (она опубликована в 2017 году Санкт-Петербургским университетом), есть два определения. Одно из них -  «русский мир», другое - «русофония». Причем термин «русофония» определяется как  «внеполитическая сеть культурно-языковых, образовательных, информационных и других связей, поддерживаемых государственными и общественными инструментами во имя соблюдения прав человека в самой Российской Федерации и за её пределами, работающая на благо образа России и самодостаточности её соотечественников». Это описание, на мой взгляд, как раз больше подходит «русскому миру» и выглядит попыткой подвести платформу под необходимость контроля всего, что связано с русским языком внутри и за пределами России.

Но я хочу поставить вопрос по-другому: разве у России есть монополия на русский язык?  Нет. Как нет и ответственности за русский язык.

Существует ли сегодня монополия Великобритании на язык английский? Выстраивает ли Индия свою внешнюю политику в отношении Британии с учетом возможного использования  языкового повода для экспансии?  Учитывая тот факт, что в Индии английский, являясь вспомогательным языком, на деле широко используется в общении.

Термин «русофония» берет свое начало во Франции, и «франкофония» -  уже не только слово, обозначающее франкоговорящие страны, но и название международной организации,  объединяющей эти страны, которые имеют разную степень связи с самой Францией. Дмитрий де Кошко, президент  Координационного совета российских соотечественников во Франции и соучредитель Союза русофонов, в одном из интервью дает такое определение:  понятие «русофония» выражает общее достояние многих людей, для которых русский язык наравне со своим родным языком является большим культурным достоянием и потенциалом на межнациональное, культурное и экономическое общение.

Русофония как возможность долговременного обособленного существования общества, вносящего вклад в развитие языка и имеющего самостоятельные учебные заведения с русским языком обучения, - подобное определение, возможно, могло бы описать положение дел в Казахстане.

Улучшит ли ситуацию смена сегодняшнего отношения к русскому языку в стране, если наш русский язык будет принадлежать нам?

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад