12 декабря 2019, 14:00

«В Китае растет убеждение, что Трамп не заслуживает доверия» – китайский эксперт

Судьба переговоров Китая и Соединенных Штатов по торговой сделке продолжает оставаться неопределенной. Сроком заключения сделки в Вашингтоне называют то ближайшее время, то после президентских выборов в США 2020 года. Не способствует пониманию между сторонами и политика Вашингтона по отношению к протестным настроениям в Гонконге и Синцзяне. Так, 2 декабря Китай наложил санкции на США в ответ на принятие теми законов, касающихся прав человека в Гонконге. О том, какой подход намерен использовать Пекин для разрешения ситуации, и как она повлияет на китайско-американские отношения, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал профессор политологии и международных отношений Бакнеллского университета (США) Чжицюнь Чжу.

– 27 ноября президент США Дональд Трамп подписал два законопроекта, касающихся ситуации в Гонконге. Почему он это сделал? Как вы оцениваете его подход к ситуации?

– Администрация Трампа и Конгресс США с самого начала поддерживали протестующих в Гонконге. Неудивительно, что президент Трамп подписал два законопроекта – «Акт о правах человека и демократии в Гонконге», который, среди прочего, позволит Соединенным Штатам приостановить специальный торговый статус Гонконга на основе ежегодной сертификации Госдепартаментом США, и закон «О защите Гонконга», который запретит поставку полиции города таких произведенных в США боеприпасов, как слезоточивый газ и резиновые пули.

Законопроекты были приняты обеими палатами Конгресса почти единогласно. Президент Трамп мог бы наложить на них вето, но оно было бы легко преодолено Конгрессом. Он мог бы также решить не подписывать их, чтобы не обидеть китайцев, но в этом случае он столкнулся бы с жесткой критикой со стороны Конгресса, и оба законопроекта все равно вступили бы в силу без его подписи через 10 дней после того, как были ему представлены.

По сравнению с Конгрессом, президент Трамп держался в тени в том, что касается ситуации в Гонконге, надеясь, что эта проблема может быть решена мирным путем. Несмотря на его «дружбу» с председателем КНР Си Цзиньпином, в конце концов именно внутренняя политика, включая продолжающиеся слушания по импичменту в Конгрессе и предстоящие президентские выборы, заставила Трампа сотрудничать с Конгрессом и подписать эти законы.

– Китай угрожал Трампу «жестким ответом» на Акт о правах человека и демократии в Гонконге. Что может представлять собой ответ Пекина?

– Как и ожидалось, китайское Министерство иностранных дел немедленно раскритиковало новые законы как «жесткую гегемонистскую практику и серьезное вмешательство во внутренние дела Китая» и пообещало возмездие. Пекин также обвинил Соединенные Штаты в том, что они направили неверный сигнал людям в Гонконге и в других местах, поскольку ни Трамп, ни Конгресс США не осудили акты насилия, совершенные некоторыми радикальными протестующими в Гонконге.

2 декабря 2019 г. Китай объявил о приостановке визитов американских военных кораблей в Гонконг, который являлся популярным местом отдыха и восстановления сил среди американских моряков. Китай также объявил о санкциях в отношении пяти американских неправительственных организаций (НПО), которые предположительно поддерживали протестующих в Гонконге: Национального фонда поддержки демократии, Национального демократического института международных отношений, Международного республиканского института, Human Rights Watch и Freedom House. Конкретных подробностей о том, как накажут эти НПО, не было.

Такие ответы могут показаться жесткими, но на самом деле они совершенно не причиняют вреда правительству США или Конгрессу. Они, скорее, предназначены для умиротворения растущего национализма внутри Китая.

Неясно, какие еще меры Китай может принять в ответ. На самом деле, у Китая, похоже, не так много карт, чтобы играть против Соединенных Штатов.

– Как подписание этих законопроектов Трампом повлияет на торговые переговоры между Вашингтоном и Пекином?

– Это осложнит торговые переговоры. Обе стороны посылали смешанные сигналы относительно торговых переговоров. Иногда они заявляют, что очень близки к заключению сделки, а иногда говорят, что это может занять некоторое время. В какой-то момент министр финансов США Стивен Мнучин сказал: «Мы находимся примерно на 90% пути» по сделке с Китаем, а затем, 3 декабря 2019 г., во время посещения саммита НАТО в Лондоне президент Трамп сказал, что сделка может быть подписана только после президентских выборов в США в ноябре 2020 г.

Пекин, как сообщается, настаивал на том, что США должны отменить все тарифы до подписания всеобъемлющего торгового соглашения. Судя по всему, Китай не спешит заключать сделку с Трампом, поскольку не уверен, будет ли Трамп переизбран. Общее ощущение в Пекине заключается в том, что Трамп часто меняет позицию и не заслуживает доверия.

Подписание Трампом двух связанных с Гонконгом законопроектов послужит для Пекина еще одним фактором, сдерживающим заключение сделки с США. Торговые переговоры, вероятно, будут приостановлены на некоторое время, прежде чем обе стороны снова решат вернуться к ним.

– Как гонконгские протесты влияют на Тайвань?

– Попросту говоря, протесты в Гонконге являются огромным благом для Демократической прогрессивной партии (ДПП) на Тайване, которая выступает за де-юре независимость Тайваня от Китая.

В январе 2020 г. на Тайване пройдут президентские выборы. Цай Инвэнь, представляющая ДПП, добивается переизбрания. Она никак не проявила себя с момента вступления в должность в 2016 г., и в начале 2019 г., прежде чем начались протесты в Гонконге, ее рейтинг одобрения был настолько низким (15%), что многие задавались вопросом, есть ли у нее вообще шанс стать кандидатом от своей партии.

Гонконгские протесты, очевидно, вдохнули новую жизнь в ее кампанию: Цай подавала себя как кандидата, который мог бы защитить демократию и свободу Тайваня.

Всего за несколько недель до выборов 2020 г. большинство опросов показывают, что Цай лидирует в гонке против своего оппонента, Хань Гоюя из Гоминьдана, с большим отрывом. Хань был избран мэром Гаосюна, оплота ДПП, на местных выборах в ноябре 2018 г., создав «волну Ханя» по всему Тайваню. Тогда было ясно, что избиратели недовольны ДПП. Но теперь, похоже, Ханю понадобится чудо, чтобы сбросить Цай.

Что еще более важно, большинство тайваньцев рассматривают беспорядки в Гонконге как свидетельство того, что политика «одна страна, две системы» потерпела неудачу. Это большой удар по усилиям Пекина завоевать сердца и умы тайваньского народа. Другими словами, в результате протестов в Гонконге Тайвань еще больше отдалился от Китая, а цель Китая воссоединиться с Тайванем стала еще более призрачной.

– Если Соединенные Штаты лишат Гонконг особого торгового статуса, как это предусмотрено одним из новых законов, американские предприятия от этого проиграют, предупреждают аналитики. Каково Ваше мнение на этот счет?

– Действительно, Соединенные Штаты ничего не выиграют от лишения Гонконга специального торгового статуса – кроме того, что выставят правительство Гонконга и Пекин в плохом свете. Именно гонконгские предприятия и население, а также иностранные предприятия в Гонконге, включая американские, пострадают, если такой особый торговый статус будет отменен правительством США.

С экономической точки зрения угроза США лишить Гонконг особого торгового статуса не имеет большого смысла. Хотя Гонконг остается крупным финансовым центром Китая, его значение с годами снизилось.

В 1997 г., когда Гонконг был возвращен Китаю, его ВВП составлял около 18% от общекитайского. Сегодня это всего лишь около 2,7%, а соседний Шэньчжэнь, который до становления особой экономической зоной в 1980 г. был просто небольшой рыбацкой деревней, имеет больший ВВП, чем Гонконг. Помимо этого, Гонконг сталкивается с жесткой конкуренцией со стороны региональных финансовых центров, таких как Сингапур и Шанхай. Трудно понять, как снятие специального торгового статуса Гонконга поможет Гонконгской демократии, и при этом накажет Китай.

– Выборы в местные советы прошли в Гонконге 24 ноября 2019 года, и оппозиция победила в большинстве округов. Как вы оцениваете результаты выборов?

– Это, безусловно, победа оппозиционных или продемократических кандидатов, и Пекин, вероятно, не ожидал такого результата. Проголосовали почти 3 млн жителей Гонконга (71% зарегистрированных избирателей), и это стало рекордной явкой в истории гонконгских выборов. Некоторые даже называют это де-факто референдумом о том, чего хотят жители Гонконга.

Поскольку протесты в Гонконге продолжаются, Пекину придется ответить на основные требования протестующих, особенно на требования о всеобщем избирательном праве для избрания главы администрации и членов законодательного совета. Пекин должен сотрудничать с правительством Гонконга в разработке конкретного плана и графика проведения свободных выборов в специальном административном районе. Готов ли Пекин? Еще предстоит выяснить, как Пекин восстановит доверие гонконгского народа.

– Каким вы видите будущее подхода «одна страна, две системы»?

– Политика «одна страна, две системы» была первоначально предложена Дэном Сяопином в 1980-х гг. как способ сделать привлекательным для Тайваня воссоединение с Китаем. Она практикуется в Гонконге с 1997 г. Как Гонконг, так и Тайвань являются бывшими колониями и развили отличную от материковой части Китая политическую культуру. «Одна страна, две системы» – это инновационный способ включения Гонконга в китайский суверенитет при сохранении уникальной системы и культуры города.

По всем признакам, политика «одна страна, две системы», скорее всего, сохранится в Гонконге. Можно утверждать, что проблема заключается не в самой политике, а в ее осуществлении.

Пекин по-прежнему привержен этой политике. Тот факт, что выборы в местные советы Гонконга в ноябре 2019 г. прошли гладко в разгар протестов и без вмешательства Пекина, является хорошим предзнаменованием. Действительно, в интересах Китая поддерживать политику «одна страна, две системы», чтобы сохранить уникальный статус Гонконга, повысить международный имидж Китая и, что еще более важно, создать привлекательную модель для Тайваня.

Поскольку политика «одна страна, две системы» сейчас очень непопулярна на Тайване, Пекину крайне важно обеспечить ее успешное осуществление в Гонконге. Однако в Китае есть и ястребы, которые утверждают, что Пекин сейчас достаточно силен, и если людям в Гонконге или Тайване не нравится «одна страна, две системы», то пусть будет «одна страна, одна система» под руководством КНР. К счастью, это не доминирующая точка зрения в Пекине.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад