24 января 2020 10:30

Туркменистан: где же покупатели?

Власти не справляются с управлением собственным заводом по производству бензина, перекрывают импорт из Ирана и заставляют стариков выстаивать в очередях, чтобы доказать, что они еще живы. Это и многое другое в нашем еженедельном бюллетене о Туркменистане.

В июне прошлого года в Туркменистане перерезали ленточку на торжественном открытии современного завода стоимостью 1,7 млрд долларов. С предприятием были связаны большие надежды: получать из природного газа бензин, и тем самым диверсифицировать экспорт и обеспечивать приток в страну столь необходимых денежных средств. Но есть проблема: похоже, власти не знают, как эксплуатировать новенький завод.

На прошлой неделе президент разрешил «Туркменгазу» заключить соглашение о консультировании по управлению заводом с японской компанией Kawasaki, которая собственно и построила данный объект совместно c базирующейся в Анкаре компанией Renaissance Construction.

Правительство рекламирует данный комплекс, расположенный в Овадан-Депе, недалеко от столицы – Ашгабата, как доказательство своего стремления к чистому и «зеленому» производству. Завод рассчитан на переработку 1,8 млрд кубометров природного газа в 600 тыс. тонн автомобильного топлива класса «Евро-5» в год.

Однако неясно, кто будет покупать туркменский бензин.

Как недавно сообщил ашгабатский новостной веб-сайт «Бизнес Туркменистан» со ссылкой на государственное статистическое агентство, 48 тыс. тонн синтетического бензина уже было экспортировано на зарубежные рынки, что указывает на то, что завод пока работает далеко не на полную мощность.

После открытия завода государственные СМИ перечислили потенциальных клиентов – Болгарию, Грецию и Румынию. Но остается открытым вопрос о том, может ли Туркменистан рассчитывать на эти рынки в долгосрочной перспективе. ЕС продолжает повышать требования к выбросам, а это означает, что европейские страны в обозримом будущем перейдут на более чистый бензин класса «Евро-6».

Повышенного спроса не наблюдается и на внутреннем рынке. Как подчеркнула расположенная в Вене «Хроника Туркменистана», в то время как обычное топливо чуть ниже классом, чем синтетическое, стоит 1,35 маната за литр, последнее продается по цене 2 маната.

Туркменских потребителей, возможно, ждет рост цен на различные товары из-за сохраняющейся напряженности вокруг соседнего Ирана. Несмотря на недавние проявления братской солидарности, Туркменистан уже несколько недель держит границу с Ираном наглухо закрытой.

16 января «Хроника» сообщила, что из-за закрытия границы с полок магазинов исчезли такие товары, как иранские сигареты, «Пепси-Кола» и «Кока-Кола». Есть местные аналоги этих газированных напитков, но импортные популярнее. Что касается сигарет, то в государственных магазинах отпускают не более двух пачек в одни руки, что делает иранскую альтернативу предпочтительнее для заядлых курильщиков.

Люди уже переживают, что если в ближайшее время граница не откроется, то иранские пищевые товары, которых, по данным «Хроники», в Туркменистане пока еще много, неизбежно подорожают.

Помимо того, оппозиционный веб-сайт «Гундогар» со ссылкой на правительственные источники сообщил, что государственный авиаперевозчик «Туркменские авиалинии» может продлить режим приостановки полетов над Ираном до 20 февраля. Это означает, что компания не будет обслуживать маршруты в Абу-Даби и Дубай. «Гундогар» предполагает, что эта мера направлена на еще большее ограничение потока граждан Туркменистана, покидающих страну.

Небольшая финансовая поддержка поступает из Швейцарии, хотя, вероятно, не в той форме, которую предпочло бы правительство. Тамошние власти объявили, что вернут Туркменистану 1,3 млн долларов, конфискованные в рамках антикоррупционного расследования. Резонно не доверяя алчному режиму, Берн направляет средства в Программу развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), на инициативу по борьбе с туберкулезом в стране.

МИД Швейцарии не уточнил, что это было за коррупционное деяние, из-за которого было принято это решение. Туркменистан не впервые использует падких на контракты европейцев.

В декабре в немецком суде началось рассмотрение дела бывшего топ-менеджера мюнхенского автомобильного концерна MAN, который обвиняется в даче «откатов» туркменским официальным лицам, курировавшим нефтяную отрасль. Дело относится к периоду правления покойного туркменского лидера Сапармурата Ниязова.

В самом же Туркменистане с коррупционными делами по-прежнему нет никаких проблем.

Всего через несколько дней после того как президент Гурбангулы Бердымухамедов указал на необходимость ускорить строительство транспортной развязки на пересечении ашгабатских проспектов – Сапармурата Ниязова и Атамурата Ниязова, названных в честь покойных президента и его отца соответственно, – здесь начались ремонтные работы. Ашгабатская газета «Гундогар-ньюс» (не путать с вышеупомянутым оппозиционным сайтом) отмечает, что необходимость развязки на данном пересечении «продиктована увеличением в туркменской столице количества автотранспорта».

Это объяснение противоречит впечатлениям иностранных гостей, которых удивляют пустые широкие улицы Ашгабата. Вывод напрашивается сам собой, если учесть, что выгодный контракт на реализацию проекта выиграла строительная компания, контролируемая Аннаназаром Реджеповым, шурином Бердымухамедова.

Расположенный в Амстердаме Turkmen.news с декабря прошлого года сообщал о тревожной ситуации во многих роддомах страны. На фоне сообщений о высоких показателях смертности в клинике матери и ребенка в городе Дашогуз, открывшейся 10 лет назад, многие женщины предпочитают ей более старое учреждение, несмотря на царящие там крайне антисанитарные условия.

После декабрьской публикации Turkmen.news редакция получила сообщения об аналогичных проблемах от читателей из Ашгабата и Мары. Перинатальный центр «Эне Мяхри» в Ашгабате, как утверждается, снизил показатели детской смертности лишь «благодаря» тому, что начал отказывать в госпитализации женщинам, в отношении которых были подозрения на наличие проблем с беременностью. Между тем в отчете ЮНИСЕФ по уходу за детьми в Туркменистане за 2014 год говорится, что в специализацию «Эне Мяхри» входит как раз «ведение сложной беременности и уход за детьми с низкой массой тела при рождении», то есть именно сюда должны обращаться женщины, нуждающиеся в экстренной помощи.

Что касается тех, кто дожил до пожилого возраста, им приходится часами ждать в длинных очередях в государственных учреждениях социального обеспечения, чтобы доказать, что они еще не умерли. Корреспондент Радио «Азатлык» (туркменской службы РСЕ/РС) отмечает, что пенсионеры – это лишь одна из нескольких категорий получателей пособий, которые должны отмечаться раз в два года, чтобы и дальше получать выплаты.

Учитывая, сколько в Туркменистане солнечных дней в году, для использования потенциала солнечной энергии было сделано чрезвычайно мало. ПРООН совместно с Государственным комитетом водного хозяйства предпринимает кое-какие меры по решению этой проблемы: были установлены солнечные панели в трех отдаленных районах в самом сердце пустыни Каракум. Эта лишь небольшая пробная инициатива, но она может продемонстрировать, как в дальнейшем помочь сельским общинам по всему Туркменистану снизить свою зависимость от дизельных генераторов, которые люди используют для очистки и конденсирования воды.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад