24 января 2020 15:00

Что означают перестановки в Кабинете министров Узбекистана

Со старым новым правительством

Утверждать кандидатуры министров в парламенте президент Узбекистана предложил еще в декабре 2018 года. Вчера эта идея была реализована. Новых людей в кабинете почти нет, но полномочия теперь распределены иначе. Об этом мы поговорим ниже, но пока подчеркнем состоявшийся факт: впервые в истории страны политические партии, представленные в Олий мажлисе, формально несут ответственность за действия правительства страны. - рассказывает "Фергана"

Отметим, что это новшество введено без изменения Конституции, которая вовсе не предполагает участия парламента в процессе назначения министров. Статья 93 ч. 11 гласит, что президент Республики Узбекистан «утверждает по представлению Премьер-министра Республики Узбекистан членов Кабинета Министров Республики Узбекистан и освобождает их от должности».

Отметим и другое: резкие изменения в процедуре немного смахивают на театральную постановку. Согласитесь, никто не сомневался, что депутаты одобрят все представленные премьером кандидатуры.

Теперь состав правительственного кабинета должен утвердить сам Мирзиёев. В том, что это произойдет в ближайшие дни, никаких сомнений нет: в реальной политической жизни Узбекистана эксцессов пока не случается. А значит, фамилии министров нам уже известны. Что же изменилось?

Перераспределение функций

Чтобы понять суть перестановок, мы опросили нескольких авторитетных ташкентских экспертов, хорошо знакомых со структурой правительства страны. По их мнению, изменения носят чисто технический характер.

«Очевидно, что перемены в составе заместителей председателя правительства вытекают из логических требований времени, – говорит один из инсайдеров на условиях анонимности. – Приоритетными направлениями экономического блока остаются внешние инвестиции, финансы и туризм. Сегодня к ним добавился транспорт».

«Раматов – “крепкий хозяйственник”, очень близкий к Мирзиёеву. При том громадном объеме документов, которыми он занимается, управление Минтрансом было для него факультативной темой, от которой его сегодня освободили. И смещение Ганиева, и переподчинение ему министерства – это не ослабление Ганиева, а усиление транспортного ведомства», – считает эксперт.

Опрошенные нами аналитики подчеркнули, что президент ставит перед правительством страны задачу совершить прорыв в транспортной отрасли. 21 января, выступая на совместном заседании Законодательной палаты и Сената, Шавкат Мирзиёев заявил, что геология и транспорт являются самыми отстающими сферами экономики страны. «Наши железные дороги и воздушные сообщения абсолютно не согласуются с реализуемыми реформами. И в сфере транспорта мы не продвинулись ни на шаг. Необходимо ускорить принятие соответствующих законов и постановлений для развития этих сфер. Состояние дел в строительстве дорог также не очень хорошее», – заявил он.

«Ганиев, долгие годы занимавшийся внешними связями государства, собаку съел на логистике, железных дорогах и международных транспортных коммуникациях. Он автор концепции крупного международного узла – «сухого порта» Навои, хорошо знаком с проблемами доступа к иранским портам, транскаспийского и трансафганского коридоров. Благодаря назначению Ганиева какие-то прорывные результаты по транспорту могут быть уже в текущем году», – считает второй аналитик, тоже согласившийся говорить только на условиях анонимности.

В свою очередь, министр внешней торговли и инвестиций Сардор Умурзаков — довольно молодой, но состоявшийся и харизматичный управленец. «Он сильный министр, и острой необходимости его курировать сегодня больше нет, – считает третий инсайдер, у которого мы спросили о перестановках. – Умурзаков точно сможет справиться с ведомством самостоятельно, помощь и авторитет Ганиева ему больше не нужны».

Почему нет молодых

За время правления Мирзиёева в правительстве появилось несколько новых лиц. Среди министров или их замов – несколько выпускников стипендиальной программы «Умид», членов недавно заявившего о себе экспертного совета «Буюк келажак» («Великое будущее»). Однако кадровый голод в республике ощущается очень остро. Это одна из самых болезненных проблем, без решения которой не поменять ни хокима, ни даже директора государственного предприятия.

Решается эта проблема медленно. С одной стороны, президент на всех углах твердит об обновлении кадров, громко зовет образованных экспатов на родину. С другой — их интеграции во власть мешает унаследованная от Ислама Каримова система коррупционной кормушки, круговой поруки и тотального сопротивления всему новому. Мешают и низкие зарплаты, и суровое начальство, и скованность в реализации – отсутствие карт-бланша на принятие самостоятельных решений.

Кроме того, новички, отучившиеся и проработавшие какое-то время за границей, часто не в курсе всех нюансов бюрократических и управленческих отношений на родине, не имеют практического опыта. Поэтому, столкнувшись с очевидными трудностями, многие не задерживаются в кабинетах, предпочитая возвращение в комфортную зону независимого бизнеса.

Но страной надо управлять — и поэтому пока опора на старые кадры сохраняется. Президент и сам «старый кадр». Ему со своими знакомцами, с которыми он проработал полтора десятка лет, пока удобнее.

Однако и медленный приток в страну новых лиц, и игра в свободу и парламентскую демократию все же даруют нам надежду. Может быть, уже следующее правительство будет не только опытным, но и современным, и молодым.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад