07 марта 2020 15:14

Как страшное ДТП изменило участника шоу "Голос" Нуржигита Субанкулова

Я и не думала, что с Нуржигитом Субанкуловым будет так легко договориться об интервью. Опыт подсказывал: если человек хотя бы единожды "засветился" на Первом канале, журналистам придется проходить кордон из многочисленных менеджеров и помощников.

Однако участник восьмого сезона проекта "Голос" сразу согласился встретиться и даже долго извинялся, что перепутал время. "А что, еще и спеть надо будет? Да без проблем!" — сказал он. И никакого кокетства: мол, связки не готовы, и вообще, надо сначала распеться... Нуржигит признался, что вообще не распевается перед выступлением, поскольку не знает, как это делать.

— Расскажите о себе.

— Я родом из Токмока, мои родители — обычные люди. Папа работал буровиком в золотодобывающей компании, а мама — на прядильной фабрике.

В Бишкек мы переехали в 1998 году, тогда в родном городе уже закрылись все предприятия, не было работы и денег. Конечно, в столице тоже пришлось туго, но по-любому лучше, чем в Токмоке.

— Я знаю, что вы попали в серьезную аварию, которая изменила вашу жизнь. Вы ведь месяц провели в инвалидной коляске.

— Это произошло восемь лет назад. Раньше я ездил неспокойно, любил погонять. В ту ночь ехал с работы по Южной магистрали. Выскочил на дорогу и стал помехой для другого водителя. Вроде машина далеко была, а оказалось, что она уже близко... В тот момент я просто увидел рядом фары. Потом раздался такой звук... как будто взрыв. Что было в течение следующих двух дней, я не помню, потому что постоянно терял сознание. Наверное, от боли, ведь вся левая часть тела была раздроблена.

Эта история стала для меня уроком. Раньше я думал, что такое не может случиться со мной, только с кем-то другим. Теперь стал гораздо осторожнее.

— Вы ведь никогда не обучались вокалу, верно?

— Да, ни единого дня. Я пел в клубах и барах по пять часов в день, а это большая тренировка.

— Давайте поговорим о проекте "Голос". Легко ли вы прошли кастинг?

— Я трижды подавал заявку и всегда проходил, но в Москву поехал только на третий раз. Дело в том, что сначала я не был уверен в себе — боялся не пройти отбор на месте, а поездку-то нужно оплачивать за свой счет.

Отбор проводили в "Останкино", там собрались около 17 тысяч человек. "Отсеивали" с утра до ночи... В жюри сидели 17 человек: редакторы, стилисты, хореографы. Они были такие уставшие, что все время копались в телефонах.

Я пришел туда с коллегой, гитаристом Адилетом. Он начал играть, а я запел "Stand by me" Джонна Леннона. На первой же строчке все члены жюри подняли головы и стали смеяться. Мы с Адилетом не сразу поняли, что происходит. Думаю, до меня все исполняли классику тоненькими чистыми голосами, и люди от этого устали.

После выступления мы пошли в комнату ожидания. Это было самое трудное — просто ждать, ведь из сотни человек могли оставить всего двоих. Время от времени в комнату заходил администратор, перечислял несколько фамилий, а остальным говорил: "Спасибо, вы свободны". Меня отобрали в числе пяти человек, потом был еще один этап… Когда наконец в восемь утра меня разбудил телефонный звонок и мое участие в шоу подтвердили, это был самый счастливый день в Москве!

— Но ведь предстоял следующий отборочный этап, его-то и транслировали по телевизору. Нужно было спеть так, чтобы кто-то из звездных членов жюри — Полина Гагарина, Константин Меладзе, Валерий Сюткин или Сергей Шнуров — развернулся к вам.

— Я надеялся развернуть всех. Ну или хотя бы двоих… И вот я пою уже больше минуты, а ко мне никто не повернулся! Начал паниковать… Только после я понял: это же шоу! Даже если член жюри хочет повернуться сразу, он все равно будет ждать последние секунды песни, чтобы нажать на кнопку.

Тогда у меня тряслись руки от волнения… Повернулся только Валерий Сюткин, но я был рад, так как изначально хотел либо к нему, либо к Шнурову.

— Вы ведь один раз чуть не вылетели из проекта, но вас неожиданно для всех спас Константин Меладзе. Это был очень драматичный момент! https://www.youtube.com/watch?v=srIc4FJp9wU

— Да, для меня он тоже стал неожиданностью. Я был на сто процентов уверен, что Сюткин меня оставит, но он со мной попрощался. Потом я не сразу понял, что остаюсь. Даже по сюжету видно, как ведущий Дмитрий Нагиев толкнул меня корпусом: дескать, Меладзе тебя забрал.

— Вы расстроились, когда в полуфинале выбыли из конкурса?

— Я вообще не думал, что дойду до полуфинала: казалось, максимум пару этапов — и меня "сольют". Так что я легко отнесся к этому.

— Слава и деньги меняют людей. На сцене все знаменитости такие милые, но в Сеть то и дело попадают видео, где какая-нибудь звезда высокомерно отчитывает обслуживающий персонал. Какие они на самом деле, эти селебрити?

— На "Голосе" все классные. Особенно Валерий Сюткин. Он добрый, веселый, рок-н-рольный человек. У каждого участника был прямой доступ к нему, мы легко могли ему позвонить. Сюткин нам всегда помогал.

С Константином Меладзе и Сергеем Шнуровым мы несколько раз встречались, разговаривали. Никакого снобизма у них нет. С Полиной Гагариной я особо не успел пообщаться.

— Скандал с дочерью Алсу на детском "Голосе" был грандиозным. Тогда выявили накрутку голосов, и итоги финала были аннулированы. Эта история как-то отразилась на настроениях участников?

— Я тоже беспокоился насчет голосования, снимал видео, чтобы люди максимально подключались. Хотя понимал, что это, наверное, ничего не значит. Думаю, редакторы могут повернуть результаты, как хотят.

— А правда, что некоторые участники шоу проплачены?

— По слухам, платят за то, чтобы члены жюри развернули кресла. Про суммы не знаю. Вообще неизвестно, насколько это правда.

— Почему никто из победителей "Голоса" так и не стал суперзвездой?

— Я тоже задавал себе этот вопрос. "Голос" — такой проект: когда ты участник, с тобой сотрудничают; как только все заканчивается — увы, никаких предложений. Наверное, чтобы кто-то за тебя взялся, нужны связи.

— Можно ли хорошо зарабатывать в Кыргызстане, обладая чудным голосом?

— Можно, но многое зависит от того, что ты поешь. Я не знаю, будут ли меня слушать, мой формат отличается от того, к чему привыкла кыргызская публика. На тои точно приглашать не станут.

— Но ведь тои — это хлеб для наших артистов. Где еще можно заработать 500-1000 долларов за вечер?

— Ну да, у нас только тои. Нет концертных залов, площадок, где люди могли бы представлять свое творчество. Очень жаль, что наша профессия обесценивается. Человек думает: "Зачем идти на концерт Мирбека Атабекова, если я только вчера видел его на свадьбе, а завтра он будет на другом тое?". Вот такое отношение меня напрягает.

— Вы ведь теперь знаменитость в Кыргызстане. До сих пор можете спокойно пойти в магазин или выбросить мусор?

— Иногда подходят люди и говорят: "Ты красавчик". Фотографируются даже, но сильно моя жизнь не изменилась. Однако у меня сейчас большие планы не только на Кыргызстан, но и на Россию.

Обязательно почитайте историю Анатолия Цоя. Этот талантливый певец долго жил в Бишкеке, а потом уехал покорять Москву и стал известным на всю Россию.

Назад