07 апреля 2020 12:30

COVID-2019: уроки для Центральной Азии и влияние на внешнюю политику

«Текущий кризис является неким тестом на готовность стран Центральной Азии к наращиванию регионального политического взаимодействия, устранению торговых барьеров, росту экономического сотрудничества и урегулированию большинства многолетних региональных проблем», – отмечает исследователь Акрам Умаров, в статье написанной специально для CABAR.asia.

Разрушительное воздействие пандемии коронавируса стало по-настоящему серьезным испытанием для всего мирового сообщества в 2020 году. Распространение данного вируса давно уже перешло из категории «самого существенного вызова устойчивости систем общественного здравоохранения» в экзистенциальную угрозу сложившимся цепочкам производства и поставки товаров, авиа и железнодорожному рынку, сферы туризма, как для многих транснациональных корпораций, так и для миллионов локальных компаний по всему миру.

В борьбе с нарастающей угрозой практически все страны мира выбрали путь изоляции от окружающего мира, означающего перекрытие национальных границ, прекращение гражданского транспортного сообщения, а также приостановку или существенное ограничение деятельности крупных производственных предприятий.

Пандемия: мировые тенденции и уроки для Центральной Азии

Развитие данного вируса определило ряд интересных мировых тенденций, которые важно учесть странам Центральной Азии в их системах государственного управления и выстраивании внешнеполитических приоритетов:

  1. Опыт стран, которые на данный момент наиболее успешно справляются с распространением коронавируса и его пагубными последствиями, демонстрирует чрезмерную значимость высокой скорости реализации и широту охвата принимаемых мер по замедлению роста пандемии. При этом в настоящее время практикуются два доминирующих подхода в борьбе с коронавирусом:

1) «Тотальный карантин». В ответ на резкий рост количества заболевших в провинции Хубэй, где располагался очаг коронавируса, Китай незамедлительно ввел «драконовские» ограничительные меры, закрыв практически полностью все предприятия, отменив занятия в дошкольных учреждениях, школах и вузах в ряде наиболее зараженных провинциях, прекратив сообщение общественного транспорта.

Вместе с тем активно использовались современные информационные технологии и искусственный интеллект в целях мониторинга передвижения населения по всей стране, распознавания в толпе людей с высокой температурой и другими симптомами вирусной болезни. Около 760 миллионов людей были затронуты этими правительственными мерами. В настоящее время эту стратегию в противостоянии с пандемией в большей степени пытаются использовать наиболее пострадавшие от вируса европейские страны как Италия, Испания и Франция.

2) «Мягкий карантин». Южная Корея, Сингапур и Тайвань, которые в числе первых приняли удар вируса после Китая, осознали деструктивное влияние инфекции в сжатые сроки и приняли безотлагательные превентивные меры. Однако, по сравнению с Пекином эти страны решили использовать несколько иной подход в противостоянии с пандемией. Меры по ограничению поездок, карантинные мероприятия, широкое тестирование населения и изоляция инфицированных вместе со всеми лицами, которые были в контакте с инфицированными, помогли сдержать широкое распространение вируса.

Исходя из предыдущего опыта борьбы с вирусными инфекциями SARS в 2003 и MERS в 2015 годах вышеуказанные государства уже имели более высокую подготовленность и соответствующую инфраструктуру на случай возможного распространения новых форм вирусной инфекции.

Кроме этого, немаловажное значение имело ответственное соблюдение гражданами данных стран рекомендаций государственных органов по ограничению социальных контактов, сотрудничество в выявлении недавних контактов в случае заболевания, полной самоизоляции после обнаружения признаков вирусной инфекции. Следование жестким правилам санитарной обработки помещений и территорий, а также измерение температуры посетителей стало обязательной практикой во всех общественных учреждениях. Системы здравоохранения смогли в сжатые сроки мобилизоваться и перестроиться под новые вызовы для обеспечения необходимых условий поступающим пациентам.

  1. Пандемия коронавируса и политика различных стран в борьбе с ней активизировали дискуссии об эффективности авторитарных централизованных или либеральных демократических режимов в период подобных масштабных кризисов. В результате позднего и медлительного реагирования на нарастающую угрозу такие крупные европейские страны как Италия, Испания, Франция и Великобритания сталкиваются с одним из наиболее серьезных кризисов государственного управления и экономической устойчивости с момента завершения Второй мировой войны. Также пандемия парализовала практически многие традиционные демократические процедуры как проведение регулярных заседаний и слушаний парламентов, выборов в местные и национальные органы управления, организация массовых политических собраний и протестов.

Вместе с тем, после объявления чрезвычайного положения исполнительные органы получили экстраординарные права и укрепили свои властные полномочия. Однако, эти страны все еще не смогли мобилизовать необходимые ресурсы для обеспечения критическим медицинским оборудованием и средствами индивидуальной защиты, максимально ограничить передвижение людей вне их домов.

В качестве объяснения причин неспособности правительства решить эти важные задачи советник министерства здравоохранения Италии Вальтер Риккарди отметил, что жесткие ограничительные меры «нелегко внедрять в либеральных демократиях». На этом фоне может показаться, что Китай с его консолидированным, монопартийным и централизованным государственным аппаратом, который поборол первую волну пандемии в сравнительно сжатые сроки, представил эффективную альтернативу управления кризисными ситуациями западным либеральным демократиям.

Однако на самом ли деле государства с центральной авторитарной моделью управления более эффективны в реагировании на чрезвычайные ситуации по сравнению с либеральными демократиями?

Полагаю, что это не совсем верная интерпретация складывающейся ситуации в разных странах мира. Наряду с Китаем мы можем наблюдать примеры эффективного реагирования на разрастающуюся пандемию в Южной Кореи, Швеции и Тайване, которые относятся к так называемым «либеральным демократиям». В то же время страны с более централизованной системой управления такие как Иран и Саудовская Аравия также сталкиваются с серьезным ростом количества инфицированных и погибших от вируса.

Полагаю, что результативность сдерживания пандемии в большей степени зависит от серьезного и системного подхода властей, их готовности брать на себя всю ответственность за ситуацию и мобилизовать все ресурсы, лидерства и эффективности бюрократий. Ключ успеха в борьбе с коронавирусом в подготовленности и гибкости систем здравоохранения, в уровне доверия граждан правительствам и готовности следовать их инструкциям, тесном взаимодействии правительств с учеными и научной обоснованности принимаемых мер. Большинство европейских стран, которые наиболее сильно страдают от широкого распространения вируса, в настоящее время возглавляются популистскими силами, имеют сложные внутриполитические проблемы, а также управляются нестабильными правительствами, меняющимися крайне часто. К примеру, в Италии в настоящее время осуществляет свою работу 66-ой кабинет министров за последние 74 года, в Испании нарастает внутриполитическая проблема вокруг статуса Каталонии, а Великобритания пребывает в затяжном процессе Брекзита, что оказывает деструктивное влияние на всю систему государственного управления.

  1. Данная пандемия нанесла серьезный урон многолетним усилиям по расширению глобализации, развитию международных институтов и созданию региональных механизмов сотрудничества. Резкий рост роли суверенных государств и национальных правительств в борьбе с коронавирусом породил широкие обсуждения о завершении эпохи глобализации и провале региональных форматов взаимодействия. Системные разрывы в цепочках поставки товаров, приостановка пассажирского сообщения, закрытие границ, ужесточение визовых правил, рост протекционизма, отсутствие внятной международной координации в противостоянии пандемии парализовали все значимые достижения эпохи глобализации.

Существующие глобальные форматы сотрудничества как «Большая семёрка» и «Большая двадцатка» провели первые свои виртуальные встречи 16 марта и 26 марта соответственно, т.е. спустя больше двух с половиной месяца с момента распространения вируса в Китае в январе 2020 г. Однако по итогам этих встреч страны-участницы не смогли выработать действенные совместные меры противостояния пандемии и коллективной поддержки мировой экономики. Евросоюз также фактически провалил выработку коллективной и скоординированной политики в ответ на пандемию, предпочитая национальные стратегии борьбы с коронавирусом и индивидуализм над общеевропейской позицией.

                             Первая видеоконференция лидеров “Большой двадцатки” из-за угрозы пандемии коронавируса. 

Однако, полагаю, что текущая пандемия ещё раз отчетливо демонстрирует взаимосвязанность и взаимозависимость стран мира. Невозможно остановить распространение вируса в пределах одной страны пока в других регионах мира или в соседних государствах продолжается вспышка пандемии. Ни одно из стран мира не может в этих условиях полноценно обеспечивать собственную национальную безопасность.

В этой связи, мир остро нуждается в глобальной «дорожной карте» по борьбе с коронавирусом, принятии срочных совместных мер, устранении протекционистских и эгоистичных мер по ограничению торговли, экспорту/импорту медицинского оборудования, лекарственных препаратов и защитных средств.

Коронавирус: реакция стран Центральной Азии и внешнеполитические приоритеты в новых условиях

Первые случаи коронавирусной инфекции были официально зарегистрированы в Казахстане 13 марта, Узбекистане 15 марта и Кыргызстане 18 марта, в то же время в Таджикистане и Туркменистане пока не выявлено случаев заражения. Реакция всех трех стран Центральной Азии, в которых были обнаружены случаи проникновения коронавируса, были схожими. Были введены жесткие ограничительные меры, направленные на сдерживание распространения пандемии. Казахстан и Кыргызстан установили режим чрезвычайного положения, а Узбекистан ввел строгий карантин практически на всей территории страны.

 

 
Коронавирус в ЦА
Infogram

В качестве причин имплементации подобных жестких мер можно назвать следующее:

1) Несмотря на отдельные успехи и улучшения, в целом сферы здравоохранения в странах региона сталкиваются с такими системными проблемами как невысокий уровень финансирования, неэффективное использование выделяемых средств, недостаточная оснащенность современным медицинским оборудованием, сложности в развитии квалификации персонала, утечка кадров из-за несправедливого уровня оплаты труда и плохих условий работы, использование устаревших стандартов лечения. Учитывая данные проблемы, региональные страны не могут допустить критического роста давления на системы здравоохранения большим количеством инфицированных как это происходит в Италии или Испании. Во избежание подобного коллапса сфер здравоохранения, странам Центральной Азии важно купировать распространение инфекции в начальной стадии применением «драконовских» карантинных мер.

2) Пока страны региона не обладают необходимыми информационными технологиями для полноценного отслеживания всех контактов инфицированных людей в последние дни. В Центральной Азии также не в полной мере готовы массово тестировать население для выявления всех потенциальных носителей вируса и их изоляции ввиду нехватки большого количества тест-систем и их высокой стоимости. Для решения проблемы с недостаточным количеством тест-систем Казахстан и Узбекистан уже оказали поддержку своим ученым в разработке национальных средств выявления коронавируса, которые в настоящее время проходят процедуры испытаний и официальной регистрации. Наряду с этим, многие граждане во всех странах региона не обращали должного внимания более мягким предупреждениям и рекомендациям по ограничению посещения общественных мест, соблюдению мер предосторожности и социального дистанцирования.

Полагаю, что, исходя из развития ситуации с коронавирусом в мире, государствам Центральной Азии важно обратить внимание на следующие факторы при выстраивании кратко- и среднесрочных внешнеполитических приоритетов:

  1. Роль Китая в посткоронавирусном мире. Китай, будучи источником распространения нового вируса, подвергся значительной информационной атаке в начальной стадии пандемии. Однако по мере достижения существенных успехов в противостоянии инфекции, Китай стал активно вести новую внешнеполитическую линию по выстраиванию положительного имиджа страны на международной арене. Пекин развернул кампанию «медицинской дипломатии» по оказанию гуманитарной помощи, включающую защитные маски и костюмы, перчатки, тест-системы и медицинское оборудование Италии, Сербии, Испании, Ирану, Филиппинам, Пакистану, Ираку и другим странам, страдающим от распространения коронавируса.

Очевидно, что без использования китайских производственных мощностей невозможно победить нынешнюю пандемию. До кризиса Китай производил два миллиона масок в день в 2019 году, что составляло около 50 процентов мирового производства, а в марте 2020 года китайские фабрики нарастили выпуск масок до 110 миллионов в день. Более того, 20 процентов мирового производства аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), в которых остро нуждаются тяжелобольные пациенты с коронавирусом по всему миру, также приходятся на долю Китая. По некоторым оценкам, такие страны как США и Великобритания в сжатые сроки остро нуждаются в поставках 760 тысяч и 20 тысяч аппаратов ИВЛ. В то время как правительства стран Европы, России и США ограничивают экспорт медицинского оборудования, Китай может стать главным поставщиком для Центральной Азии и своеобразным «спасителем» мира в противостоянии пандемии. Такая позиция в будущем окажет заметное воздействие на рост значения и лидирующей роли Поднебесной в посткоронавирусном мире. В условиях, когда ведущие державы мира демонстрируют шокирующую неготовность к пандемии и фактический коллапс традиционных институтов многостороннего сотрудничества, роль и влияние Пекина в Центральной Азии также может значительно усилится.

  1. Антикризисные планы и важность поддержания баланса между внешними акторами. В рамках борьбы с последствиями пандемии все три страны Центральной Азии, затронутые коронавирусом, объявили свои планы поддержки различных секторов экономики, серьезно пострадавших от введенных ограничительных мер. Казахстан объявил о принятии антикризисного плана, включающий расходы в размере 10 млрд долларов США, Узбекистан утвердил пакет мер стоимостью около 1,3 млрд и различных льгот и отсрочек бизнесу в объеме 2 млрд долларов США, а Кыргызстан также обнародовал свой первоначальный план, но ещё дорабатывает его детали. Оглашенные программы все подразумевают улучшение материального обеспечения медперсонала, задействованного в борьбе с коронавирусом (в Казахстане от 470 до 1900, в Узбекистане от 520 до 2600, в Кыргызстане от 460 до 550 долларов США), устойчивое функционирование экономики, налоговые и таможенные послабления, поддержку предпринимателей, масштабные инфраструктурные инвестиции для поддержки занятости и социальную поддержку населения.

 Антикризисные меры по поддержке населения, экономики в период пандемии коронавируса в Казахстана и Узбекистане. 

В этих условиях региональные государства будут рассматривать потенциальные возможности заимствования средств на международном рынке для покрытия части планируемых расходов антикризисных пакетов. Диверсификация источников кредитных ресурсов будет иметь важное значение в сохранении баланса интересов ведущих держав и влиятельных международных финансовых институтов как в отдельных странах, так и на общерегиональном уровне. Вместе с тем большой объем внешних заимствований может резко увеличить объемы внешнего долга государств Центральной Азии и оказать негативное влияние на их макроэкономическую стабильность на кратко- и среднесрочной перспективе.

  1. Важность регионального сотрудничества. В ответ на распространение коронавируса в регионе страны Центральной Азии объявили о закрытии государственных границ, прекращении пропуска граждан других государств и приостановке авиасообщения с внешним миром. Эти меры, безусловно, оправданы в процессе противостояния пандемии. Однако наряду с этим, Казахстан и Кыргызстан установили запрет на экспорт ряда продовольственных продуктов как пшеничная мука, макаронные изделия, подсолнечное масло, сахар, куриные яйца, корма, соль, овощи и крупы. В последние месяцы Узбекистан пока не вводил ограничений на экспорт из страны, кроме запрета на вывоз медицинских масок за рубеж. Подобные односторонние решения могут усугубить ситуацию в соседних странах и обернуться серьезными социально-экономическими последствиями.

Центральной Азии следует более внимательно изучить негативный опыт европейских стран, когда стремление отгородиться от вируса минимизацией контактов с соседними странами и ограничением экспорта отдельных товаров не помогло им избежать пандемии. Подобные односторонние меры подорвали многолетние доверительные отношения и еще более усугубили кризис с распространением коронавируса в Европе. Примечательно, что Узбекистан стремится быть последовательным в своей политике приоритизации Центральной Азии и наращивании регионального сотрудничества во внешнеполитической деятельности.

В целях обмена мнениями по складывающейся эпидемиологической ситуации в Центральной Азии и налаживания координации с середины марта президент Узбекистана провел телефонные переговоры с главами всех стран региона и Афганистана. Также Узбекистан оказал гуманитарную помощь Кыргызстану и Афганистану в борьбе с коронавирусом, направив маски, защитные костюмы, тесты, продовольствие и одежду. Было бы полезным провести в ближайшее время онлайн встречу глав стран Центральной Азии для обсуждения мер по региональной координации противостоянию пандемии и взаимной поддержке.

Ни одно из региональных государств не сможет обеспечить собственную безопасность и устойчивое экономическое развитие подавлением коронавируса лишь на своей территории пока в соседних странах будет продолжаться вспышка вируса.

Считаю, что в нынешней сложной ситуации в странах Центральной Азии, региональная кооперация, координация действий, обмен информацией и взаимопомощь крайне важны в преодолении всех негативных последствий пандемии. Ни одно из региональных государств не сможет обеспечить собственную безопасность и устойчивое экономическое развитие подавлением коронавируса лишь на своей территории пока в соседних странах будет продолжаться вспышка вируса. Текущий кризис является неким тестом на готовность стран Центральной Азии к наращиванию регионального политического взаимодействия, устранению торговых барьеров, росту экономического сотрудничества и урегулированию большинства многолетних региональных проблем.

Заключение

Странам Центральной Азии в условиях глобальной пандемии крайне важно внимательно отслеживать мировые тенденции и учитывать их при выстраивании собственных внутри- и внешнеполитических приоритетов. Очевидно, что, проанализировав печальный опыт ряда стран, которые стали первыми жертвами коронавирусной инфекции, региональные государства решили установить жесткие карантинные меры уже на самом начальном этапе возникновения первых подтверждённых случаев коронавируса.

Вместе с тем, текущее развитие ситуации и экстренная разработка антикризисных мер, ускоренное строительство новых больниц и внезапный пересмотр внешнеторговых политик демонстрирует неполную готовность многих стран мира включая Центральную Азию к подобному кризису. Несмотря на то, что большинство государств мира наряду с Центральной Азии имели в своем распоряжении как минимум более двух месяцев после сообщений о вспышке коронавируса, принятые превентивные меры за этот период оказались недостаточными и требуют пересмотра в режиме «ручного управления» многих социально-экономических программ.

Вместе с тем, региону важно уже сейчас задуматься о посткризисном мире, продумать собственную стратегию в новых условиях и подготовиться к ожидаемым структурным изменениям в мировом порядке и экономической системе. Сплоченность и слаженность общерегиональных усилий в противостоянии потенциальным чрезвычайным ситуациям требуют дальнейшего укрепления регионального сотрудничества, расширения комплекса мер по укреплению доверия в Центральной Азии, а также углубления торгово-экономического взаимодействия. Стратегическое планирование, взаимная поддержка и сбалансированная внешняя политика могут стать ключевыми факторами в скором преодолении пандемии и стабилизации эпидемиологической и социально-экономической ситуации в Центральной Азии.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад