03 июня 2020 12:00

Лицом к лицу с "короной": как Таджикистан перенес первый месяц эпидемии

Страна пережила первый, самый сложный месяц эпидемии коронавируса. И теперь перед властями стоит задача подготовить жителей к возможной "второй волне" и удержать на плаву малый бизнес

Таджикистан долго оставался страной, свободной от COVID-19, а правительство, вероятно, до последнего рассчитывало, что республика так и будет оставаться бастионом, который сумел сдержать болезнь.

Так продолжалось примерно до начала апреля, и только когда в соседних странах счет пошел уже на сотни зараженных, в Таджикистане отметили первые случаи пневмонии.

"Корона". Начало

Слухи о коронавирусе распространились после смерти 59-летнего Хабибуло Шодиева в Центральной больнице Джаббор-Расуловского района. Утверждалось, что мужчина подхватил инфекцию в марте на свадьбе в Кыргызстане.

Минздрав Таджикистана быстро опроверг эти данные, заявив, что пациент умер от двусторонней пневмонии, а сопутствующими факторами стали высокое артериальное давление, одышка и проблемы с сердцем. Подчеркивалось, что тесты на коронавирус были отрицательными.

При этом власти решили перестраховаться и отправили на карантин всю семью умершего и лечивших его врачей.

Только шумиха вокруг ситуации улеглась, как 11 апреля скончался заведующий методическим кабинетом отдела образования Джаббар-Расуловского района Ходжимухаммад Тошев, который контактировал с братом умершего. Официальной причиной смерти была названа ишемическая болезнь сердца.

Через некоторое время в больнице от двусторонней пневмонии умер родственник Шодиева, 56-летний Абдухалил Джурабаев, который занимался омовением трупа и присутствовал на похоронах.

Случаев становилось все больше, и списать их на обычную вспышку пневмонии уже было невозможно.

Официально коронавирус нового штамма выявили 30 апреля. О подтвержденных фактах заражения было объявлено на экстренном заседании Республиканского штаба по предотвращению пандемии.

Таджикистан закрывается

Первое, что сделало правительство, - объявило каникулы в учебных заведениях и закрыло все места массового скопления людей.

Учащимся вузов автоматом проставили оценки за экзамены согласно рейтингам за прошлые семестры. Детские сады и школы закрылись до 18 августа.

Были прекращены все спортивные мероприятия, в Душанбе до 15 июня были закрыты все крупные рынки, торговые центры, кинотеатры, большинство кафе и заведений общепита, парикмахерские и салоны связи.

Разумеется, такие меры больно ударили по малому бизнесу. Для владельцев кафе и ресторанов, где все деньги были вложены в предприятие, даже месяц простоя мог оказаться губительным. 

Религиозная жизнь также была ограничена - в стране отменили традиционные похоронные мероприятия и коллективные намазы, закрыли мечети.

Уже через три дня после первого подтвержденного случая "короны" счет заболевших пошел на сотни, а под наблюдением врачей находилось 2 804 человека. К середине месяца Таджикистан вышел на первое место по смертности в регионе, не считая Туркменистана, по которому данные отсутствуют как таковые, и Афганистана, где плачевное состояние системы здравоохранения предопределило высокую заболеваемость и смертность.

Ситуация начала стабилизироваться лишь к концу мая, когда число новых случаев заражения начало постепенно снижаться, а количество выздоровевших пациентов, наоборот, расти.

Если 21 мая выявили 201 новый случай заражения, а выздоровевших пациентов всего 81, то в последний день месяца эти показатели почти сравнялись - 123 новых эпизода инфицирования в сутки и 139 исцелившихся.

Проблемы есть, денег нет

Во многом этого удалось добиться за счет экстренных мер, вроде оборудования спортивных учреждений под нужды медицины. Так, в Душанбе на стадионе "Бофанда" открылся мобильный госпиталь для лечения больных коронавирусом. Временные палаты для пациентов разметили в 144 мобильных медицинских контейнерах, которые ранее доставили в Таджикистан из Узбекистана.

К слову, РУз в трудную минуту помогла не только медицинским оборудованием и кадрами (группа узбекистанских медиков в начале мая выехала в Душанбе для обмена опытом с коллегами), но и продовольствием - в минувшую пятницу официальный Ташкент направил в Душанбе 1 000 тонн муки.

Сторонняя помощь стала для Таджикистана совсем не лишней - бюджет страны явно не был рассчитан на борьбу с последствиями пандемии. Даже средств международных организаций - скажем, в мае МВФ предоставил республике 189 миллионов долларов - не хватало на покрытие убытков экономики.

В стране был создан специальный фонд, куда перечислялись средства на борьбу с COVID-19 и помощь медикам. Всем работникам бюджетных организаций Таджикистана рекомендовалось перечислить в этот фонд свою месячную зарплату.

Почин положил президент Эмомали Рахмон, а за ним подтянулись главы ведомств, руководители на местах, а затем общественные организации и учреждения культуры. В итоге к середине месяца на счет поступил почти миллион долларов.

Проблема была и в том, что в больницах остро не хватало защитных средств и костюмов. Многие медики хотели приобрести их за свой счет, но просто не знали где. Закрыть дефицит защитных средств более-менее удалось лишь к концу месяца, и то не везде.

Чудо-средства и отставки

К борьбе с "короной" подключились и народные умельцы. Так, Фазлиддин Ахмедов, владелец мебельной фабрики в Худжанде, придумал необычную дезинфицирующую кабину, по его словам, уничтожающую за пять секунд любую инфекцию, в том числе коронавирус.

Но самым громким ноу-хау Таджикистана стало "чудо-лекарство" главврача Раштской центральной больницы Кобилчона Гиёева. После заражения COVID-19 и ухудшения состояния врач пошел на отчаянный шаг, опробовав на себе ветеринарное лекарство от пневмонии для крупного рогатого скота. По его словам, раствор пенициллин-стрептомицина (прокаинамида) поставил его на ноги.

После того как выздоровел он сам, Гиёев начал лечить таким способом других и утверждал, что поставил на ноги уже более 300 пациентов. Позже стало известно, что Гиёева пригласили для лечения пациентов в Душанбе.

Но, видать, метод раштского доктора, который изрядно критиковали его коллеги из России и Таджикистана, не оценили в высоких кабинетах: 31 мая после жалобы председателя Раштского района в Минздрав Гиёева уволили.

К слову, увольнения затронули и сам Минздрав. На фоне резкого роста заболеваемости и смертности от обязанностей министра здравоохранения республики освободили Насима Олимзоду с привычной формулировкой: "в связи с переходом на другую работу". Одни считают, что чиновника сделали "козлом отпущения", другие уверены - министр не справлялся со своими обязанностями и получил по заслугам.

Сейчас, после месяца карантинных мер, Таджикистан постепенно возвращается к прежней жизни. 

Республиканский штаб по предотвращению распространения коронавируса поручил государственным органам Таджикистана вернуться к прежнему режиму работы.

И хотя школы, вузы, центры обслуживания, товарные рынки и другие общественные места остаются закрытыми до 15 июня, в столице готовятся открыть двери фитнес-клубы и спортивные комплексы. Остается надеяться, что власти как можно быстрее разрешат открыться и малому бизнесу, для которого каждый день на карантине приближает разорение.

Для Таджикистана тем важнее возродить экономику и подготовить резервы здравоохранения, что через 4-5 месяцев регион вполне может накрыть вторая волна коронавируса.

Пример тому - соседи. Скажем, Китай, ставший первым государством, поборовшим коронавирус и вышедшим из режима ограничений, все чаще сообщает о новых случаях заражений. Властям даже пришлось повторно посадить на карантин порядка 108 миллионов жителей.

А в Узбекистане, где только недавно завершилась масштабная антикоронавирусная кампания, вновь фиксируются массовые заражения.

Так что правительству Таджикистана стоит держать порох сухим, надеяться на лучшее и готовиться к худшему.



 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()
Назад